Languages

You are here

Подводки к новостному медиатексту в социальной сети: опыт типологической характеристики

Научные исследования: 
Авторы материалов: 

 

Ссылка для цитирования: Носовец С.Г. Подводки к новостному медиатексту в социальной сети: опыт типологической характеристики // Медиаскоп. 2021. Вып. 1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2693

 

@ Носовец Светлана Геннадьевна

кандидат филологических наук, доцент кафедры журналистики и медиалингвистики Омского государственного университета имена Ф.М. Достоевского (г. Омск, Россия) s.nosovets@gmail.com

 

Аннотация

В статье сделана попытка выявить основные типы подводок к новостному медиатексту СМИ, размещенному в социальной сети «ВКонтакте». Дана структурно-семантическая характеристика десяти типов на основе соотнесения семантики подводки с новостной текстовой пропозицией. В результате анализа сделан вывод, что в пространстве социальной сети подводка становится «сильной позицией» медиатекста, выполняя функции заголовка.

Ключевые слова: новостной медиатекст, СМИ, подводка, социальные сети

 

Введение

Исследования медиапотребления последних лет показывают, что современный читатель чаще всего начинает свое  информационное «погружение» с социальных сетей и именно социальные сети являются «точкой входа» – началом чтения медиатекста, расположенного на самом деле на сайте СМИ1. Редакционные метрики, позволяющие отслеживать источники перехода к публикациям, заставляют СМИ вносить коррективы в принципы своей работы – сайтоцентричность журналистики уходит в прошлое, мультиплощадочность требует поиска новых текстовых форматов. «Меняются форматы. Структура новости в ее первозданном виде сравнительно мало менялась, когда текст переезжал из лент агентств на сайты. Но взаимодействия в новейших медиа (в отличие от новых) совершенно иные. Структура всякого элемента, включая заголовок, зависит от канала распространения» (Амзин, 2020: 3). Новостной медиатекст, функционирующий в коммуникативном пространстве социальной сети, претерпевает изменение: в его структуре появляется дополнительный элемент – подводка.  

Подводка как структурный элемент новостного медиатекста не становилась еще объектом особого внимания ученых, однако медиатекст в целом и новостной медиатекст в частности вызывает стабильный научный интерес.

 Медиатекст активно изучается как российскими, так и зарубежными исследователями. Отечественная традиция представлена трудами лингвистов: Т.Г. Добросклонской (2008), Л.Р. Дускаевой (2004), В.И. Конькова (2016), В.Г. Костомарова (1994), Н.И. Клушиной (2019), С.И. Сметаниной (2002), Г.Я. Солганика (2005) и других ученых. Среди самых значительных зарубежных исследований можно назвать работы: Т. ван Дейка (1989), A. Bell (1991), A.A. Berger (1998), J. Bignell (2002), N. Fairclough (2006), L. Monovich (2001), M. Montgomery, B. Edington (1996) и др. Кроме того, в отечественной традиции медиатексты являются объектом исследований также в области теории журналистики в работах Я.Н. Засурского (2005), Е.Л. Вартановой (2010), М.Н. Кима (2004), А.А. Тертычного (2002) и многих других ученых.  Одной из точек пересечения интересов теоретической журналистики и медиалингвистики является новостной медиатекст. Активно исследуются вопросы его жанровой специфики, возникновение новых форм, разноформатность, обусловленная особенностями новостного медиаканала (телевидение, радио, печать, Интернет).

Не детализируя вопрос об общей типологии журналистских жанров, отметим, что в современной науке нет единства в понимании жанрового статуса новостного медиатекста: новостные тексты  относят к группе информационных жанров журналистики наряду с информационным отчетом, интервью, афишей, анонсом (Тертычный, 2002); определяют как особую группу новостных жанров внутри информационных (Негрышев, 2011);  выделяют  новости в самостоятельный тип медиатекстов (Добросклонская, 2008; Perrin, 2013). Сложности классификации связаны (здесь ученые солидарны) с общими процессами диффузности и гибридизации, происходящими в жанровой системе СМИ, когда  жанровая система становится динамичной и границы отдельных жанров оказываются  размытыми.

Новости являются «стержневым компонентом массмедийного дискурса, вокруг которого выстраивается весь остальной медиаконтент» (Добросклонская, 2008: 20). Основные характеристики новостного медиатекста определены следующим образом: «предмет новости ‒ последние события, отобранные в соответствии с критериями новостной ценности, функция ‒ привлечение внимания общественности к акцентируемым аспектам действительности, метод ‒ краткое оперативное изложение сути происшествия при минимальном объеме фоновой информации» (Негрышев, 2011: 233‒234). 

Отмечается, что новостной текст обладает устойчивой структурой (композицией), причем интернет-медиатекст «как и новостной текст в газете, строится по принципу «перевернутой пирамиды», когда краткие новостные сообщения представляют собой информационно насыщенную часть пирамиды, так называемый «the lead», первую фразу, которая содержит всю основную информацию в сконцентрированном виде» (Добросклонская, 2008: 26). Основные элементы новостной иерархической структуры одним из первых определил Т. ван Дейк (1989: 131) – Заголовок, Вводка, Главное Событие, Фон, Контекст, История и Комментарий, где  Заголовок  и Вводка (лид) являются «вершиной макроструктуры», представляющей собой  концентрированную новостную информацию, далее  следует «корпус текста» – остальные элементы  разной степени обязательности. Современные исследования подтверждают, что композиционная специфика жанра интернет-новости «состоит в том, что к основной контекстно-вариативной форме текста – нарративу – присоединяется актуальный комментарий, дополняющий новость уточняющими деталями, цитатами, впечатлениями и свидетельствами очевидцев» (Мельникова, 2016: 6).

Среди языковых особенностей новостных медиатекстов отмечается взаимодействие «в них языкового стандарта и минимальной языковой экспрессии, а также с точки зрения сочетания разных семиотических кодов в аспекте теории мультимодальности. Языковая специфика этих текстов определяется их жанровой природой: им присущ лингвистический аскетизм, заключающийся в «антикреативности» ‒ «нейтральности» речи, отсутствии ярко выраженных метафорических и оценочных языковых средств, в простых синтаксических структурах» (Ремчукова, Апостолиди, 2018: 663).

Журналистский  медиатекст, погруженный в пространство  социальных сетей, во многом оказывается обусловленным структурно-функциональными возможностями данных сервисов  и сложившимися коммуникативно-прагматическими установками: новостная публикация СМИ встраивается в бесконечную однотипную ленту постов,  а заголовок, традиционно  являющийся сильной  текстовой позицией как  «вершина», в сниппете поста (блоке с гиперссылкой, переводящей на материал сайта СМИ) смещается под иллюстрацию, а  если заголовок длинный, то он вообще может быть  попросту обрезан. В таких условиях важную роль начинает играть подводка.

Подводка – это текстовый элемент, размещенный на официальной странице СМИ в соцсети в препозиции к новостному сообщению (см. рис.1).

 

Рисунок 1. Подводка

 

Подводка – устоявшийся термин в теле- и радиожурналистике, он обозначает информацию ведущего программы, предваряющую видеосюжет (князев). Сегодня данный термин стал применяться и в отношении интернет-медиатекста. А. Амзин (2020) отмечает значимость данного элемента, включает подводку в анонсный блок новостного текста.

Цель нашей работы – выявить частотные типы подводок к новостному медиатексту СМИ в социальной сети «ВКонтакте».

Материалом исследования послужили публикации в 40  сообществах СМИ и информагенств в социальной сети «ВКонтакте»: «ТАСС», «РИА Новости», «Новости RT на русском»,  «Газета.Ru», «Российская газета», Lenta.Ru, LIVE, Meduza,  «Коммерсантъ»  «Интерфакс», «Sovsport | Советский спорт», TheFlow, TJ, «Аргументы и Факты / aif.ru», «Ведомости», «Комсомольская правда / KP.RU» и мн. др.

«ВКонтакте» на сегодняшний день является наиболее популярной социальной сетью в русском сегменте Интернета2.

 

Методика и анализ материала

При анализе материала мы будем исходить из представления, что новостной медиатекст может быть охарактеризован с помощью понятия пропозиция. Пропозиция традиционно используется для описания содержания языковых микроструктур – предложения или высказывания (пропозиция – «действительное или возможное положение дел, объективный, стабильный семантический компонент высказывания (предложения), способный получать истинное значение»3. Однако еще Т. ван Дейк (1989: 132) применил понятие макропропозиция в отношении именно новостного текста, подчеркивая иерархическую организацию его семантики, где заголовок и лид – заключают макропропозиции высшего уровня и являются вершиной макроструктуры.

В новостном тексте всегда есть главная пропозиция, концепт-ситуация, положенная в основу новостного сообщения. Согласно высоким журналистским стандартам именно эта главная новостная пропозиция и должна составлять новостной лид. Чаще всего в поиске семантической точности ученые прибегают к понятиям событие или факт (ср., напр., в работе Г.В. Лазутиной и С.С. Распоповой (2008: 87) отмечается, что главным в новости является «факт, меняющий ситуацию, – сердцевина новости».  В концепции А. Негрышева (2015: 80) используется понятие референтное событие – «событие текста». В целом же этот терминологический вопрос остается дискуссионным.  Объединяющим является неизбежное, на наш взгляд,  оперирование нейтральными понятиями «положение дел» и «ситуация»   и  понимание того, что ситуация может приобрести статус события только в дискурсе новостей, потому что   «положение дел [курсив наш. ‒ С.Н.] в объективной реальности может быть вовсе лишено динамики и не быть событием как таковым» (Негрышев, 2015: 83), и для возникновении новости необходимо, чтобы в объективной реальности появился  «факт,   меняющий ранее сложившееся положение дел [курсив наш. ‒ С.Н.]» (Лазутина, Распопова 2008: 85). Таким образом,  термин пропозиция (‘положение дел’) является базовым, поэтому мы будем  использовать нейтральный и, одновременно, универсальный термин новостная текстовая пропозиция, понимая под ней главную макропропозицию лежащую в основе новостного медиатекста.

Основанием нашей классификации подводок является структурно-семантические особенности типов,  соотнесение семантики подводки с новостной текстовой пропозицией (далее – новостной пропозицией), содержащейся в публикуемом медиатексте: новостная пропозиция может присутствовать  в подводке (полностью или частично) или отсутствовать вовсе.  Новостная пропозиция обычно эксплицирована в заголовке и лиде новости. Но в пространстве социальной сети подводка становится «сильной позицией» медиатекста,  конкурируя с заголовком и лидом за право формирования у читателя образа события. Поэтому при анализе подводки мы будем сопоставлять ее семантическую структуру с заголовком и лидом.

Наш анализ позволил выделить наиболее частотные типы подводок, используемых СМИ для публикации постов в социальной сети «ВКонтакте». Первая группа – подводки, полностью или частично содержащие новостную пропозицию.

1. Подводка – свободный лид. Новостной лид по определению – краткий, емкий отрывок, содержащий в сжатом виде основную мысль новости (Колесниченко, 2008: 100). В классическом виде прямой лид должен быть информационно насыщенным, лаконичным, точным и передавать смысловую суть новостного сообщения. То есть лид обязательно должен содержать новостную пропозицию. 

В подводке в виде свободного лида присутствует и новостная пропозиция, и ряд других   явлений, вовсе не характерных (даже, порой, не допустимых) для новостного лида. Подобные элементы «разбавляют» пропозициональное содержание, лишают лид строгости и официальности.

Рассмотрим подводку к новости и сравним ее с заголовком к той же новости, размещенной на официальном сайте СМИ.

Подводка: Ученые наконец создали вакцину от коронавируса. Но еще нужны испытания и проверки. А пока китайцы могут принимать «Арбидол», который власти официально признали эффективным против вируса4.

Заголовок на сайте: Китай нашел эффективное лекарство от коронавируса

Лид на сайте: Китайские власти заявили о создании вакцины от смертельного коронавируса, которая предварительно показала себя эффективной5.

Подводка содержит более развернутую информацию, чем заголовок, и поэтому выглядит скорее, как лид.  Обратим внимание, что   подводка включает, кроме новостной пропозиции (китайские ученые создали вакцину от короновируса), еще ряд дополнительных (для вакцины нужны испытания; в настоящий момент существуют эффективно применяемые лекарства, в частности «Арбидол») и несколько дополнительных элементов. Это, во-первых, неконкретные временные наречия (пока, еще, наконец), во-вторых, модальный глагол в настоящем времени могут принимать. Обратим внимание, что использование модального глагола в настоящем времени (могут) не соответствует требованиям к традиционному оформлению новости (а могут и не принимать?), когда должно сообщать о событиях, предстоящих или уже произошедших.Кроме того, «размывают» лид и сочинительные союзы но, а, которые оформляют начало предложения и используются в присоединительной функции. В такой роли сочинительные союзы употребляются прежде всего в разговорной и художественной речи.

В свободном лиде могут активно использоваться разные лексические и синтаксические средства разговорного стиля.  Например, подводка к другой новости «Ленты.ру» выглядит так: «Визит президента ‒ это всегда волнительно. Особенно в Туркмении. Но местные чиновники совсем распоясались: заставляли стариков часами репетировать и строиться. Все это время им не разрешали ни пить, ни есть»6.

Сравним с заголовком и лидом  той же новости на сайте СМИ:

«Стариков в Туркмении часами заставляли репетировать  в честь визита президента» (заголовок);  «Стариков в Туркмении часами заставляли репетировать и строиться в честь визита президента в город Туркменабад. Об этом пишет «Хроника Туркменистана»7 (лид).

В подводке наблюдаем парцелляцию (особенно в Туркмении), использование стилистически маркированной лексики (распоясались ‒ разг., неод.).

«Размывает» пропозицию и присутствие вводных слов и частиц, вносящих модусные смыслы.  Необходимо заметить, что вводные слова, употребляемые в заголовке или лиде, считаются теоретиками и практиками новостной интернет-журналистики ошибкой. В стилистике же социальной сети вводные слова как маркеры-имитаторы разговорной речи частотны.  Слова к счастью, наверное, правда, очевидно, надеемся, выражающие уверенность/неуверенность, одобрение и другие эмоции, нередко встречаются в подводках СМИ.

В свободном лиде раздвигаются границы и для беспрепятственного использования разных изобразительно-выразительных средств.

Подводка: Зима почти прошла, а ученые все пытаются разобраться, почему она была такой аномально теплой? И вот еще одна версия: холодные ветры в этом году решили остаться в полярном регионе планеты. Хотя обычно они направлены на юг8.

В данном примере мы видим, что новость подается в комическом свете: в подводке редакция иронизирует над учеными. Комический эффект усиливается с помощью введения в пропозицию вместо высказывания холодные ветры циркулировали в полярном регионе олицетворения холодные ветра решили остаться, контрастирующего как с научным дискурсом, так и с официальной тональностью новости. Для сравнения: на официальном сайте нет и намека на иронию при подаче данной новости: заголовок, лид и текст сообщения написан классически.

2. Ретроспективная подводка. Данный тип представляет собой пропозицию-бэкграунд, то есть отсылку к новости, предшествующей той, что публикуется в посте. Например, основа подводки к посту «РИА Новости» от 24 февраля – новостное сообщение о событиях, происходивших 22 февраля. На ретроспективный характер подводки указывают соответствующие маркеры. Это может быть отсылка на сообщение с конкретной датой (Утром 22 февраля в гостиничных номерах Логинова, его тренера и еще одного российского биатлониста  Евгения Граничева прошли обыски9) или использование слов и выражений с соответствующей временной семантикой (ранеекак мы уже писали и др.).

В посте с ретроспективной подводкой сама подводка и заголовок новости, находящийся на сниппете с иллюстрацией, существуют в хронологической связи.  

3. Лакунарная подводка – такой тип подводки, где в структуре новостной пропозиции отсутствует какой-либо компонент. Данный тип активно использует паблик «РИА Новости».

Например: По последним данным, пострадали 26 человек, из них 11 несовершеннолетних. Один человек погиб10. Лакунарная подводка грамматически оформлена, но коммуникативно неполноценна: в содержании непонятно, что произошло, где это произошло, потому что в структуре пропозиции отсутствуют необходимые компоненты. Только обратившись к заголовку новости, расположенному на сниппете («В Одессе объявили траур в связи с пожаром в колледже»), можно восполнить необходимые семантические лакуны и понять сообщение.

Подводка: Один из гостей вечеринки считает, что убийство произошло по неосторожности. Александр Бастрыкин поручил изучить все обстоятельства произошедшего и выяснить, каким образом мальчик смог получить доступ к оружию11.

В данном примере у новостной пропозиции ‘в Петербурге подросток убил своего гостя-подростка’ опущены важные компоненты – сирконстант в Петербурге и объектный актант гость- подросток.  Предикативная конструкция убийство произошло предполагает указание места и объекта. Поэтому для понимания пропозиции требуется восполнение соответствующих смысловых лакун. Это становится возможным только при обращении к заголовку новости (Очевидец рассказал об убийстве подростка из ружья в Петербурге), расположенному в другой структурной части поста под иллюстрацией.

Вследствие высокой частотности среди лакунарных подводок можно выделить местоименный подтип. В лакунарной подводке местоименного подтипа в структуре пропозиции место субъектного и объектного актантов занимает местоимение.   

Они заявили, что федеральная служба поддерживает миф о том, что зарубежные товары отличаются лучшим качеством12 (подводка)Производители стиральных порошков отвергли претензии ФАС13 (заголовок);

В их числе системные ошибки, недопонимания и просчёты властей. Риски также усиливаются за счёт новых кибертехнологий14(подводка) – Эксперты оценили возможные причины начала ядерной войны15 (заголовок).

 Функциональные характеристики местоимений основаны на том, что они, являясь дейктическими знаками, служат средством референции. «Дейктический знак указывает на референт, т.е. предмет или явление действительности, с которым соотнесена в данном контексте или ситуации местоименная единица» (Вольф, 1974: 14). Поэтому естественный порядок в новостном сообщении – сначала референт, затем местоимение.  В паблике же наблюдается обратный порядок. Обратная последовательность влечет за собой коммуникативно-прагматический эффект: чтобы восполнить лакуну в пропозиции читатель должен продолжить чтение – взглянуть на заголовок новости.

4. Подводка с триггер-генерализацией. На данном типе «специализируется» паблик «Новости RT на русском»16 (информационный канал RT, ранее Russia Today).  В подводке с   триггер-генерализацией наблюдается использование сразу несколько приемов. Рассмотрим пример подводки: Газпрому дали важное поручение. Как мы можем наблюдать, сообщение в подводке «сжато», пропозиция свернута. Если сравнить подводку с хэдлайном новости на сайте СМИ, то станут очевидны «сжатые» смыслы: В России проработают проект газопровода через Монголию и Китай. С помощью семантической компрессии происходит смысловое свертывание слагаемого проработка проекта газопровода через Монголию в Китай новостной пропозиции до дескриптора с обобщенным смыслом поручение.

Кроме семантической компрессии, сопровождаемой генерализацией смысла, в подводку такого типа включили элемент-триггер.  Триггер в данном случае – это слово, провоцирующее читателя, возбуждающее интерес. В приведенном примере это слово важное. Известно, что к ценностным критериям новости относят не только значимость события или близость к аудитории, но и такие параметры, как исключительность, сенсационность, трагизм, драматизм (конфликт), эмоциональность. «Правило пяти «С» – «секс», «спорт», «селебрити» («звезды»), «смерть» и «страх» – обеспечивает успех интернет-СМИ, которые специализируются на сенсациях и скандалах. Разумеется, подобные материалы встречаются и в интернет-СМИ, рассчитанных на высокообразованного читателя» (Градюшко, 2019: 32).

Сравним еще несколько подводок и заголовков (подчеркиванием выделен триггер в дескрипторе обобщения):

Трагедия в Австрии (подводка) – В Австрии в результате схода лавины погибли пять человек (заголовок);

Что известно о шокирующем убийстве подростка в Санкт-Петербурге (подводка) – По делу об убийстве подростка в Петербурге задержан несовершеннолетний (заголовок);

Что происходит с рублём на фоне обвала цен на нефть (подводка) – Курс доллара превысил 72 рубля (заголовок).

Триггер-генерализация, во-первых, порождает некую интригу, умалчивая детали сообщения, во-вторых, возбуждает возникший интерес с помощью слов специфической семантики. Этот комплекс приемов делает подводку более кликабельной, но, на наш взгляд, подталкивает качественную журналистику в сторону таблоидности и кликбейта.

5. Референциальная подводка состоит из новостной пропозиции и указания на источник, послуживший основой этого сообщения. Референциальная подводка восходит к официальному сообщению организации (Оперативный штаб, ВЦИОМ). Референтом может быть пресс-служба, информагентство и т.п.  

Оперативный штаб: В России зафиксирован еще один случай коронавируса

ВЦИОМ: свободное время 63% женщин занимает забота о детях, хлопоты на даче, ведение домашнего хозяйства [17] .

6. Подводка-дайджест представляет собой подборку нескольких важных новостей. Это новостная полипропозитивная структура, оформленная маркированным списком.

Следующие два типа подводок совсем не содержат новостную текстовую пропозицию.

7. Подводка-цитата строится на высказывании конкретного лица. В подводку выносится фрагмент высказывания, оформленный как прямая речь. Вот, например, как выглядит подводка к публикации «РТ» с новостной пропозицией 'в России выписаны находившиеся на карантине пассажиры Diamond Princess':

«Приехал из Италии, и просто в силу бдительности с друзьями пошли и проверились – и все»18.

В качестве подводки здесь вынесена цитата одного из героев расширенной новости. Цитата может сопровождаться указанием фамилии ньюсмейкера: «Кому суждено быть повешенным, тот не утонет» (с) Владимир Путин19.

Если автор – легко узнаваемое лицо, то его фотография выносится на сниппет и авторство вследствие сильной креолизации текста и изображения становится очевидным и может не указываться.

 

Рисунок 2. Креолизованная подводка-цитата

 

Цитата, как правило, не выражает сути новости – в подводку может быть вынесена неожиданная, спорная, даже провокативная фраза.  

8. Подводка с прецедентным знаком. В отдельный тип выделим подводку, основанную на использовании прецедентного феномена.  Теория прецедентных знаков хорошо разработана в лингвистике. В медиатекстах используются прецедентные имена, высказывания и прецедентные ситуации, хотя, как отмечает Н.А. Кузьмина (2011), медиатексты не всегда позволяют уловить разницу между данными терминами.

Подводка может быть основана на прецедентном высказывании. Например: Димон или не Димон. Вот в чем вопрос20. Здесь известнейший «гамлетовский вопрос» трансформирован, но узнаваем. Это пример пародийной интертекстуальности, широко и традиционно используемой в медиадискурсе.

 Если в предыдущем примере мы наблюдаем обращение к классическому, высокохудожественному тексту, то в следующем –  к детской песенке из заставки к известному американскому мультипликационному сериалу «Губка Боб Квадратные Штаны», который широко транслируется на телеканалах. Прототекст:

‒ Кто проживает на дне океана?
‒ Спанч Боб Сквер Пентс!

Подводка:

‒ Кто живет на дне океана?
‒ Ра-ке-та «Ка-либр»21!

Подводка также с пародийной целью может быть основана на обращении к русскому фольклорному эпосу. Начало текста имитирует стилистику сказочного зачина: заразился мужик коронавирусом, а он ему как раз22.

В следующих двух типах подводок новостная пропозиция может присутствовать, чаще – в редуцированном виде или вовсе отсутствовать. В самостоятельные типы позволяют их выделить наличие в подводке особых структурно-семантических элементов.

9. Подводка-комментарий.  Подводка в виде редакционного комментария представляет собой, на наш взгляд, самый интересный тип подводки. Это такая разновидность подводки, когда новостной пост сопровождается текстом, где выражается мнение, эмоциональная оценка, замечание по поводу предлагаемой новости. Подводка ‒ комментарий содержит модусные смыслы (экспрессии, оценки, авторизации, адресации). Модусные смыслы вводятся с помощью:

— междометий и эмоционально-окрашенной лексики.  Например, междометия вау, ого, ух, ох и др. выражают чувства и эмоции редакции (см. рис. 3). Наиболее частотными являются междометия с семантикой   удивления.

 

Рисунок 3. Подводка ‒ комментарий

 

— стилистически маркированной лексики (просторечной, фамильярной, сленговой и т.п.): Подсобим лайками!23 Самсунг доприкалывался24

— синтаксических средств, имитирующие разговорную речь: вопросительных, побудительных конструкций, обращения к читателю, парантезы (вводных слов и конструкций). Кстати, вы уже запаслись гречкой?25; Что с Акинфеевым? Игорь пропустил три последних контрольных матча 26.

Новость подается персонифицировано – как мнение или рассказ конкретного человека, который тоже может переживать, радоваться, удивляться, сомневаться в подводке используются приемы диалогизации и орализации текста, направленные на имитацию непринужденного диалога, дружеского разговора редакции с пользователями27.

10. Подводка с эмодзи. Эмодзи – графические символы в виде лиц,  животных, растений, предметов, используемые, как пишет один из авторитетных электронных словарей Merriam-Webster, «в текстовом поле в электронной коммуникации <…> для выражения эмоционального отношения пишущего, для сжатой передачи информации, передачи сообщения в шутливой форме без использования слов и т.д.»28. Эмодзи могут быть использованы как самостоятельная подводка (как на рис. 4а и 5а), а могут быть включены в вербальный контекст (рис. 4б, 5б).

 

а)

 

б)

Рисунок 4. Подводка с эмодзи

 

В примере на рис. 4а вообще отсутствует  какое-либо пропозиционное содержание (не говоря уже о новостном), есть только выражение модусных смыслов (недоумения, растерянности, потрясения).

Однако эмодзи могут быть использованы и с другой целью.  Например, «РИА Новости»  и ТАСС используют  эмодзи-молнии как маркер срочной новости  или сообщения о трагическом событии.

 

а)

 

б)

Рисунок 5. Подводки с эмодзи-молниями

 

Подводка с «молнией» перед текстом всегда содержит новостную пропозицию, причем такая подводка, как правило, будет совпадать с заголовком и/или лидом новости.

 Электронная коммуникация с использованием эмодзи вместо слов давно вышла за пределы межличностного взаимодействия в SMS-сообщениях, чатах социальных сетей, мессенджерах. Смайлы, эмотиконы в виде специальных пиктограмм и даже комбинации пунктуационно-графических символов    широко распространились в публичной сетевой коммуникации и являются сегодня маркерами интернет-дискурса, неотъемлемой частью интернет-стилистики.

 

Выводы

В отличие от сайтов СМИ как официальных площадок изданий, в социальных сетях медиатекст претерпевает структурно-семантические изменения, обусловленные форматными и коммуникативным особенностями площадки. На первый план выходит новый текстовый элемент – подводка, находящаяся в препозиции к новостному сообщению.

Примечательно, что только три из десяти выявленных типов подводок (дайджест-подводка, референциальная и в виде свободного лида) сохраняют новостную пропозицию целиком. При этом в свободном лиде встречаются разговорные, иностилевые, экспрессивные разноуровневые языковые средства, не используемые в структуре стандартного новостного заголовочного комплекса и лида. 

 Некоторые подводки хотя и созданы на основе лида или хэдлайна сообщения, при этом в них семантическая структура пропозиции в значительной степени трансформирована. Компрессия, редукция, генерализация, опущение смысловых компонентов с образованием семантических лакун, импликация, введение специфических смыслов-триггеров – все эти приемы использованы с прагматической целью воздействия на читателя, возбуждения его интереса.  Подводки-цитаты и подводки с прецедентными феноменами содержат иную, не новостную, пропозицию, а некоторые подводки (с эмодзи или подводки-комментарии) и вовсе могут быть лишены пропозиции: они   представляют собой лишь репрезентацию модусных смыслов – выражения чувств и эмоциональных состояний. Подводка в виде редакционного комментария создает персонифицированный образ редакции – «приятеля, доброго друга пользователя паблика», делая подачу новостей неформальной. 

Подводка в структуре медиатекста, существующего в социальной сети, является «сильной позицией» и выполняет все функции заголовка. Подводка может содержать квинтэссенцию новостного сообщения и всегда является важным способом привлечения внимания читателя к новости.  

 



Примечания

  1. Модели медиапотребления. Что люди читают, почему, когда и как:  https://mediator.media/doc/Mediator_2017_How_People_Read.pdf (дата обращения: 08.11.2020).
  2. Социальные сети в России: цифры и тренды, осень 2019. Режим доступа: https://br-analytics.ru/blog/social-media-russia-2019/ (дата обращения: 08.11.2020).
  3. Васильева Н.В., Виноградов В.А., Шахнарович А.М. Краткий словарь лингвистических терминов. М.: Рус. яз., 1995.
  4. Лента ру. Режим доступа: https://vk.com/lentaru (дата обращения: 10.09.2020).
  5. Там же. Режим доступа: https://lenta.ru/ (дата обращения: 10.09.2020).
  6. Там же. Режим доступа: https://vk.com/lentaru (дата обращения: 10.09.2020).
  7. Там же. Режим доступа: https://lenta.ru/ (дата обращения: 10.09.2020).
  8. Там же. Режим доступа: https://vk.com/lentaru (дата обращения: 10.09.2020).
  9. РИА Новости. Режим доступа: https://vk.com/ria (дата обращения: 10.09.2020).
  10. Там же. Режим доступа: https://vk.com/ria (дата обращения: 10.09.2020).
  11. Там же. Режим доступа: https://vk.com/ria (дата обращения: 10.09.2020).
  12. Там же. Режим доступа: https://vk.com/ria (дата обращения: 10.09.2020).
  13. Там же. Режим доступа:  https://ria.ru/ (дата обращения: 10.09.2020).
  14. Там же. Режим доступа: https://vk.com/ria (дата обращения: 10.09.2020).
  15. Там же. Режим доступа:  https://ria.ru/ (дата обращения: 10.09.2020).
  16. Новости RT на русском. Режим доступа https://vk.com/rt_russian (дата обращения: 10.09.2020).
  17. Лентач. Режим доступа: https://vk.com/lentach (дата обращения: 10.09.2020).
  18. Новости RT на русском. Режим доступа https://vk.com/rt_russian (дата обращения: 10.09.2020).Подр. см.: https://russian.rt.com/russia/article/726400-rossiyan
  19. Meduza. Режим доступа: https://vk.com/meduzaproject (дата обращения: 10.09.2020).
  20. Там же. Режим доступа: https://vk.com/meduzaproject (дата обращения: 10.09.2020).
  21. Там же. Режим доступа: https://vk.com/meduzaproject (дата обращения: 10.09.2020).
  22. Лентач. Режим доступа: https://vk.com/lentach (дата обращения: 10.09.2020).
  23. TJ. Telegram Journal. Режим доступа: https://vk.com/tj (дата обращения 10.10.2020).
  24. Meduza. Режим доступа: https://vk.com/meduzaproject (дата обращения: 10.09.2020).
  25. Ведомости. Режим доступа: https://vk.com/vedomosti (дата обращения: 10.10.2020).
  26. Sovsport/Советский спорт.  Режим доступа: https://vk.com/sovsport (дата обращения: 10.10.2020).
  27. Подр.  о подводке в виде редакционного комментария  см.: С.Г. Носовец (2018, 2019).
  28. Merriam-Webster Dictionary. Режим доступа: https://www.merriam-webster.com/dictionary/emoji


Библиография

Амзин А.А. Интернет-журналистика. Как писать хорошие тексты, привлекать аудиторию и зарабатывать на этом. М.: Изд-во АСТ, 2020.

Вартанова Е.Л. О современном понимании журналистики и СМИ // Медиаскоп. 2010. Вып. 1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/node/521 (Дата обращения 10.10.2020).

Вольф Е.М. Грамматика и семантика местоимений. М.: Наука, 1974.

Градюшко А.А. Основы творческой деятельности веб-журналиста: учеб.-метод. пособие. Минск: Изд-во БГУ, 2019.

Дейк Т.А. ван. Анализ новостей как дискурса // Язык. Познание. Коммуникация: сб. работ / сост. В.В. Петрова. М.: Прогресс, 1989. С. 111‒160.

Добросклонская Т.Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ: современная английская медиаречь: учеб. пособие. М.: Флинта: Наука, 2008.

Дускаева Л. Р. Диалогическая природа газетных речевых жанров. Пермь: Изд-во Пермск. ун-та, 2004.

Колесниченко А.В. Практическая журналистика: учеб. пособие. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2008.

Засурский Я.Н. Колонка редактора: медиатекст в контексте конвергенции // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2005. № 2. С. 3‒7.

Ким М.Н. Жанры современной журналистики. СПб: Изд-во Михайлова, 2004. 

Коньков В.И.  Принципы описания актуальной медиаречи // Актуальные проблемы стилистики. М.: Изд-во Моск. ун-та. 2016. № 2 С. 106‒114.

Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи: анализ речевой практики масс медиа. М.: Педагогика-пресс, 1994.

Клушина Н.И. Медиастилистика: монография. М.: Флинта Наука, 2019.

Кузьмина Н.А. Интертекстуальность и прецедентность как базовые когнитивные категории медиадискурса // Медиаскоп. 2011. Вып. 1. Режим доступа:   http://www.mediascope.ru/node/755  (дата обращения: 29.08.2020). 

Лазутина Г.В., Распопова С.С. Новостная журналистика в свете предметно-функционального подхода к дифференциации жанров // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2008. № 5. С. 82–98.

Мельникова Е.А. Когнитивно-дискурсивные особенности медиарепрезентации события в англоязычном тексте новостного сообщения: автореф. дис. … канд. филол. наук. Волгоград, 2016.

Негрышев А.А. Референтное событие и референтная база новостного медиатекста // Медиалингвистика. 2015. № 2 (8). С. 78–90. Режим доступа: https://medialing.ru/referentnoe-sobytie-i-referentnaya-baza-novostnogo-mediateksta/ (дата обращения: 08.11.2020).     

Негрышев А.А. К макроструктурной типологии текстов новостных жанров // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2011. № 1. С. 228‒244.

Носовец С.Г. Редакционный комментарий как медиажанр: специфика подводки к новостному тексту СМИ в социальной сети // Коммуникативные исследования. 2019. Т. 6. № 3. С. 744–758.

Носовец С.Г. Редакционный комментарий как элемент новостного текста СМИ в социальных сетях: прагмастилистические особенности (на материале пабликов СМИ в «ВКонтакте») // Медиаскоп. 2018. Вып. 2. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2441 (дата обращения: 29.08.2020).   

Ремчукова Е.Н., Апостолиди А.А. Малоформатные медиатексты «новостного потока» в фокусе лингвистики: жанровые и языковые особенности //  Вестн. РУДН. Сер.: Теория языка. Семиотика. Семантика. 2018. Т. 9. № 3. С. 651‒668.

Сметанина С.И. Медиатекст в системе культуры. СПб: Изд-во Михайлова, 2002.

Солганик Г. Я. К определению понятий «текст» и «медиатекст» // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2005. № 2. С. 7–15.

Тертычный А.А. Жанры периодической печати.  М.: Аспект Пресс, 2002.

 

Bell A. (1991) The Language of News Media. Blackwell.

Berger A. A. (1998) Media Research Techniques. 2nd ed. London: Sage.

Bignell J. (2002) Media Semiotics, An Introduction. Manchester: Manchester Univ. Press.

Fairclough N. (2006) Media Discourse: Language and Globalization. London: Routledge.

Monovich L. (2001) The Language of New Media. Cambridge: MIT Press.

Montgomery M., Edington B. (1996) The Media.  London: Britisdh Council.

Perrin D. (2013) The Linguistics of Newswriting. Amsterdam: John Benjamin Publishing Company; Philadelphia: John Benjamins North America.