Авторское право на интервью

Interview copyright

 

Тимофеев Алексей Анатольевич
аспирант кафедры истории отечественных СМИ факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова, старший редактор службы новостей деловой газеты «ВЗГЛЯД», alekstimofeev@gmail.com

Alexey A. Timopheev
Doctoral student at the chair of Russian media history, Faculty of Journalism, Moscow State University, senior editor at the news office of the business newspaper ‘Vzglyad’, alekstimofeev@gmail.com

 

Аннотация
В статье освещаются вопросы авторских прав на интервью, приведены различные точки зрения на то, кому из участников интервью принадлежат права на него, приведены мнения ведущих экспертов авторского права по этому вопросу. Также освещены основные проблемы в сфере авторского права на интервью и пути их разрешения.

Ключевые слова: интервью, авторское право, интеллектуальная собственность.

Abstracts
The article covers issues of interview copyright. The author describes various points of view on the question: ‘who holds the copyright on an interview’. The article presents the views of leading copyrights experts on this issue. The work also covers the main problems in the field of interview copyright and the ways of solving them.

Key words: interview, copyright, intellectual property.

 

Интервью ? самый спорный жанр периодической печати с точки зрения авторского права: дебаты о том, кому принадлежат авторские права на него, не утихают. При этом вопрос стоит не столько о том, является ли оно объектом авторского права (на этот вопрос все исследователи отвечают положительно), сколько о том, кому эти права принадлежат, так как в создании интервью принимает участие не только журналист, но и интервьюируемый. То есть встаёт проблема соавторства.

В вопросе о том, насколько в современном российском законодательстве регламентировано регулирование авторских прав на интервью, исследователи расходятся во мнениях. Так, Э.П. Гаврилов считает, что в ныне действующем законодательстве нет никаких специальных норм, отно­сящихся к интервью. С его точки зрения, это вполне объяснимо: интервью регулируются общими нормами авторского права и специального регулирования не требуют1. Профессор А.П. Сергеев отмечает, что в опрос об авторстве на интервью представляет известную сложность и не предполагает однозначного ответа2.

В теории авторского права автором интервью признаётся либо журналист, задающий вопросы, либо человек, отвечающий на них, либо они оба соавторами, в зависимости от характера их деятельности.

 

Интервью

Рассматривая вопрос о том, кому принадлежит право на интервью – журналисту, интервьюируемому или им обоим, п рофессор А.П. Сергеев пишет, что надлежит взвесить, какой вклад внесен интервьюируемым и интервьюирующим в создание данного литературного произведения3. Роль журналиста состоит, прежде всего, в подборе, последовательности и формулировке вопросов. Нередко журналист не только спрашивает, но и сам что-то утверждает, задавая тон всему интервью и направляя интервьюируе­ мого на развитие определенной мысли или ее оспаривание. Кроме того, нередко задачей журналиста является придание ответам собесед­ ника надлежащей литературной формы, освобождение ответов от ненуж­ ного балласта и т.п. Во всех этих случаях журналист вносит творческий вклад в создание интервью, что дает ему основание претендовать, по крайней мере, на соавторство. Если же журналист лишь воспроизводит высказывания интервьюируемого и не играет в интервью никакой ак­ тивной роли, он авторских прав на интервью не приобретает.

Что касается интервьюируемого, то ему принадлежат содержание и форма ответов, которые могут быть либо оригинальными, либо банальными, либо чисто информационными. Поэтому, если интервьюируемый лишь ограничивается ответами на вопросы, которые ставит ему интервьюер, и не играет в интервью активной роли, его вклад не носит творческого характера и не может быть основанием для претензий на авторство. В этом случае интервьюируемый вправе лишь требовать, чтобы его ответы не были искажены при опубликовании, и может рассчитывать на единовременное вознаграждение за данное интервью, если этим было обусловлено его согласие на него. Напротив, если интервьюируемый внес творческий вклад в создание интервью, который может выражаться как в совместной с журналистом работе над композицией интервью, так и в оригинальной формулировке ответов, то имеются все основания для признания его соавтором данного литературного произведения. В соответствии со сложившейся практикой такое соавторство оформляется подписью журналиста и визой интервьюируемого4.

Как видно, А.П. Сергеев в определении авторства на интервью исходит из наличия творческого вклада, который внес каждый из участников в интервью. Этот подход, обусловлен, без сомнения, тем, что главным условием охраны произведения авторским правом российское законодательство считает творческий вклад, внесённый в него автором. Есть творческий вклад – возникает право авторства, есть основания говорить о защите произведения авторским правом, нет творческого вклада ? произведение не более чем плод технической работы, на который авторское право не распространяется. Такой подход практиковался в течение нескольких десятилетий и советским законодательством, и современным, российским.

Единственной проблемой в этом плане можно считать то, что законодатель, ссылаясь на творчество как на основное условие возникновение авторского права, не даёт точного определения творчества. Что, в свою очередь, может привести к сложностям в определении авторства на интервью.

Другой исследователь, В.Л. Энтин, указывает, что бесспорным и единственным автором интервью как произведения, составленного из подлинных высказываний интервьюируемого и собственных вопросов-размышлений, должен считаться журналист5. Он отмечает, что когда интервью опубликовано, возникает соблазн причислить к его авторам и интервьюируемого, но считает, что он таковым быть не может, ибо интервьюируемый текста не пишет, он лишь дает исходный материал. Воспроизведение цитат интервьюируемого относится к тому случаю, когда чужое произведение можно использовать без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения. А когда количество цитат интервьюируемого или пере­сказов его слов переходит некую критическую массу, появляется составное произведение6. Составителям же, согласно ст. 1260 ГК РФ, «принадлежат авторские права на осуществленные ими подбор или расположение материалов»7. Автором интервью как произведения, составленного из подлинных высказываний интервьюиру­емого и собственных вопро­сов-размышлений, будет, таким образом, журналист.

Точку зрения о том, что именно журналист является автором интервью,

В.Л. Энтин подтверждает также рассмотрением радио и телеинтервью. Он пишет, что несомненным автором радиоинтервью является, автор, от него за­висит, как прозвучит переда­ча, что в нее войдет8. Имен­но журналист дает тот кон­текст, в котором по-разному звучат даже самые безобид­ные слова и высказывания. Авторство телевизион­ного интервью принадлежит только журналистам, также отмечает он. Здесь очень большое значение имеет видеоряд и создавае­мое им эмоциональное впе­чатление, реакция ведущего на то, что и как ему говорят. От него зависит, как будет выглядеть интервьюи­руемый. Если пред­ставить эфирное окружение телеинтервью как шоу, с ко­торым знакомится зритель, то ясно, что интервьюируе­мый к числу авторов не отно­сится. Именно из этих точек зрения В.Л. Энтин исходит, считая автором интервью в прессе лишь журналиста: именно он выстраивает композицию интервью, выбирает, какие слова интервьюируе­мого включить в него, какие – нет. То есть, меняет форму произведения. А авторское право охраняет именно форму произведения, а не его содержание.

Очевидно, что В.Л. Энтин, решая проблему авторства на интервью, различает собственно авторские права на интервью и права на тот контент, из которого это интервью составлено: в этом смысле он рассматривает право интервьюируемого на отказ от публикации своих слов в печати, если он не согласен с интерпретацией их журналистом.

Поскольку автором сказан­ного журналисту является интервьюируемый, статья 15 закона об автор­ском праве наделяла в таком случае автора правом не указывать своего имени и не разрешать обнародования произведения, отмечает В.Л. Энтин9. С вступлением в силу 4 части ГК РФ наиболее полно данное положение отражает статья 1268, в которой говорится, что «автору принадлежит право на обнародование своего произведения, то есть право… дать согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования»10.

Как быть с за­претом на опубликование ин­тервью, если таковое поступит со стороны интервьюируемого? Подготовленный материал представляет собой по сути дела литературную запись того, что было сказано жур­налисту. Давая согласие журналисту на интервью, его собеседник понимает, что сказанное бу­дет использовано в публикации. Поэтому право на обна­родование интервьюируе­мым уже реализовано, считает В.Л. Энтин11. У него сохраняется лишь право на отзыв, то есть право отказаться от ранее принятого решения об обнародовании, в соответствии со статьей 1269, которая отмечает, что «автор имеет право отказаться от ранее принятого решения об обнародовании произведения (право на отзыв) при условии возмещения лицу, которому отчуждено исключительное право на произведение или предоставлено право использования произведения, причиненных таким решением убытков»12.

Таким образом, В. Л. Энтин считает интервью составным произведением, в котором имеет место цитирование интервьюируемого. Автором интервью является только лишь журналист, который придает форму произведению, так как интервьюируемый текста не пишет, он лишь дает исходный материал, отмечает он. И считает собеседника автором только этого материала.

Противоположной точки зрения на авторство на интервью придерживается Э. П. Гаврилов. Он считает, что, квалифицируя этот вид произведения, следует исходить из того, что лицо, дающее интервью (интервьюируемый), сообщает нечто новое, оригинальное, что материал, включенный в интервью, представляет собой результат его твор­ческой деятельности13. Он же, согласно статьям 1228 и 1225, охраняются законом.

С другой стороны, журналист (интервьюер) проявляет творчество при по­становке вопросов, определении направления беседы. При этом стоит отметить, что творчество журналиста может проявляться и после завершения беседы, когда он придает более совершенную, оригинальную форму интервью: в газетах и журналах ? это внесение изменений, выходящих за пределы обычного редак­тирования, на радио и в телевидении ? монтаж или дополнительное включе­ние в материал беседы тех или иных вопросов, различные дополнения, ком­ментарии.

Творческая работа обоих участников интервью сочетается с обоюдным согласием собеседников, направленным на создание и определенное исполь­зование интервью.

Таким образом, налицо два необходимых признака соавторства: творчес­кий труд обоих соавторов и их соглашение о создании коллективного произ­ведения. Закон не предъявляет никаких иных требований к соавторским про­изведениям. Поэтому надо исходить их того, что авторами интервью являются журналист и интервьюируемый, отмечает Э. П. Гаврилов14.

В данном случае, однако, необходимо отметить, что сам факт того, что интервьюируемый сообщил журналисту что-то новое, оригинальное, не дает первому права претендовать на авторство на интервью, так как, в соответствии со статьёй 1259 ГК РФ, авторское право «не распространяются на идеи, концепции, открытия, факты…»15. Именно поэтому Э.П. Гаврилов добавляет, что лицо, которое сообщило только факты, идеи, принципы, использованные в произведении, не становится автором (соавтором) произве­дения, если форма выражения этих фактов, идей, принципов создана не им16. Ведь известно, что авторское право охра­няет только форму произведения: язык (языковые приемы) изложения произведения, художественные образы, последовательность изложения. Но авторское право не охраняет элементы содержания произведения, т.е. соб­ственно идеи, факты, принципы, составляющие сюжет, тему произведения. Э.П. Гаврилов обращает особое внимание на те случаи, когда вопросы или ответы настолько просты, что не несут в себе творческого начала, не являются оригинальными, отмечает он17. Например: «Зовут меня Кирилл; я родился 17 ноября 1986 года; живу с мамой, бабушкой и дедушкой» и т.п. Иными словами, если одна из сторон в интервью не проявляет творчества, то вместо соавторского произведения получится произведение одного автора: либо монолог интервьюируемого, либо блестящие, остроумные и оригинальные воп­росы журналиста с ответами «да ? нет», либо монолог интервьюируемого, его ответы на «дежурные», технические вопросы журналиста. В последнем случае авторским правом на интервью может обладать и вовсе лишь интервьюируемый, но не журналист. В подтверждении своего мнения Э.П. Гаврилов приводит несколько исторических случаев. Так, пишет он, Пушкин не стал соавтором «Ревизора», несмотря на то, ч то именно он подсказал Гоголю идею этого произведения. Катаев совершенно правильно отказался быть соавтором романа «12 стульев», хотя именно он подсказал Ильфу и Петрову идею этого плутовского романа, но участия в его написании не принимал18.

Таким образом, в вопросе об авторстве на интервью в данный период времени можно выделить две основные позиции. Э.П. Гаврилов и А.П. Сергеев подходят к этому вопросу с точки зрения внесения творческого вклада в интервью каждым, кто в нем участвовал, и считают возможным признавать право авторства за тем участником интервью, кто этот творческий вклад внес: только за журналистом, если его собеседник давал простые, односложные ответы, не несущие творческого начала; либо же за интервьюируемым в случае «технических» вопросов журналиста; либо за обоими участниками интервью. В.Л. Энтин же первостепенное значение уделяет тому, что интервьюируемый лишь сообщает ту или иную информацию, которую журналист впоследствии обрабатывает и цитирует, и потому единолично является автором интервью.

 

Пресс-конференции, коллективные интервью, литературные записи

Особого внимания заслуживают и такие сходные с интервью жанры, как пресс-конференции, коллективное интервью, а также так называемые «литературные записи». Что касается, пресс-конференций, то форма их проведения – вопросы журналистов и ответы на них приглашенных чиновников, бизнесменов и пр. – дает возможность причислить их также к интервью. При этом возникает вопрос о том, кому же будут принадлежать авторские права на написанные после этих пресс-конференций материалы?

Э.П. Гаврилов решает этот вопрос кардинально и утверждает, что пресс-конференция не является разновидностью интервью, так как, во-первых, заявления на пресс-конференции носят публичный характер, а во-вторых, вопросы журналистов не согласованы друг с другом и не позволяют создать единого материала, составляющего литературное произведение. Что касается отдельных ответов, даваемых на пресс-конференции, то они должны считаться сообщениями о событиях и фактах, имеющими информационный характер19. Они, как известно, в соответствии со статьей 1259 ГК РФ, авторским правом не охраняются20.

Другой исследователь, А.Р. Ермакова, отвергая данную точку зрения, обращает внимание на то, что пресс-конференции не всегда являются чисто информационными мероприятиями, не всегда их инициаторами выступают государственные или муниципальные органы. Достаточно часты случаи, когда пресс-конференции посвящены событиям культурной жизни , когда деятели искусства рассказывают о работе над твор ческими проектами, к примеру, о создании худо­ жественного фильма или спектакля. Зачастую рассказы актеров, режиссеров и других участников пресс-конференции содержат не только событийную информацию, но и носят творческий характер, так как актеры рассказывают о том, как они «вживались» в роль, описывают ход съемок, трюков и пр. Все это, по мнению А.Р. Ермаковой, дает основания говорить о наличии признаков объекта авторского права21.

А.Р. Ермакова также добавляет, полемизируя с Э.П. Гавриловым о том, что пресс-конференция не может являться разновидностью интервью, что организация и ход пресс-конференций имеет особенности. Во-первых, после определения темы пресс-конференции журналисты готовят и передают лицам, которые будут вести беседу, вопросы в письменной форме. Во-вторых, по ходу пресс-конференции задаются устные вопросы. Значит, с одной стороны, это массовое мероприятие, которое должно освещаться в форме отчета, а с другой ? беседа, находящая отражение в форме интервью. Поэтому, считает она, точка зрения Э.П. Гаврилова справедлива для так называемых брифингов ? непродолжительных совещаний с участием представителей прессы, на которых излагаются позиции правительства и других официальных органов по определенным вопросам. Брифинги инициируются и проводятся в основном государственными чиновниками, и представляемая на них информация носит информационно-официальный характер, поэтому в данном случае не создаётся объектов авторского права22.

А.Р. Ермакова обращает внимание и на такой лишь недавно появившейся жанр, как коллективное интервью. Иногда редакциями газет и журналов, например, «Комсомольской правды», проводятся так называемые коллективные интервью. В них участвуют читатели данного издания. Иногда проводятся «Прямые линии» ? многочасовой телефонный диалог читателей с компетентным лицом. Предварительно в газете сообщаются: тема беседы, кто будет беседовать, номера телефонов для прямой связи. После литературной обработки коллективное интервью публикуется на страницах газеты. В данном случае вопрос об авторстве решается аналогичным образом. Главное же отличие «прямой линии» от обычного интервью заключается в том, что здесь, помимо отвечающего на вопросы лица и сотрудников редакции, организовавших это мероприятие, присутствуют рядовые читатели. Авторство каждого из участников тоже будет определяться в зависимости от характера его вклада в созданное интервью23.

От интервью следует отличать и так называемые «литературные записи», добавляет Э.П. Гаврилов, когда известная личность надиктовывает свои воспоминания, мнения, соображения, сообщает определенные факты, а писатель, журналист излагает этот материал в качестве единого текста, часто придавая этому материалу оригинальную форму. В последнее время в некоторых изданиях, также отмечает он, стали помещаться придуманные интервью, состоящие из задаваемых журналистом вопросов, на которые в качестве ответов приводятся цитаты из опубликованных выступлений, речей, произведений известных личностей, обычно ? давно умерших. По своей сути это не интервью, а использование цитат в новом произведении24.

Обобщая вышеперечисленное, можно отметить, что основной проблемой, которая вставала при определении авторства на интервью, является отсутствие точное определения понятия творчества, как об этом уже писалось выше. Особенно учитывая, что и Э.П. Гаврилов, и А.П. Сергеев творческий вклад интервьюера и интервьюируемого считают главным основанием возникновения авторства. Однако 22 апреля было опубликовано постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 года № 5/29 г. Москва «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». В нем, частности, указывается, что «при анализе вопроса о том, является ли конкретный результат объектом авторского права, судам следует учитывать, что по смыслу статей 1228, 1257 и 1259 ГК РФ в их взаимосвязи таковым является только тот результат, который создан творческим трудом. При этом надлежит иметь в виду, что пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности предполагаются созданными творческим трудом. Необходимо также иметь в виду, что само по себе отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права»25.

Очевидно, что эти постановления вносят некоторую ясность в вопрос о критериях творчества в авторском праве и, в частности, в проблему авторского права на интервью. Из них следует, что творческий вклад каждого участника интервью предполагается изначально и не требует доказательства, законодатель также не требует от участников интервью привнесения в него новизны, уникальности как признака творческого вклада и возникновения в связи с этим авторских прав на интервью. Это, без сомнения, во многом облегчит разрешении споров об авторстве на интервью, ведь каждый его участник теперь может признаваться автором a priori . Таким образом, точки зрения Э.П.Гаврилова и А.П. Сергеева о том, что автором интервью являются равнозначно и интервьюер, и интервьюируемый, подтверждаются теперь законом. Что касается мнения В.Л. Энтина о том, что при создании интервью журналист цитирует ответы интервьюируемого и потому последний не получает авторских прав на интервью, то в данном случае можно привести другое положение постановления пленумов, в котором отмечается, что «в силу пункта 7 статьи 1259 ГК РФ авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 этой статьи»26. А поскольку изначально предполагается, что результаты интеллектуальной деятельности предполагаются созданными творческим трудом, можно считать, что даже и в том случае, если журналист просто цитирует в интервью ответы интервьюера, последний все же обладает авторскими правами на них.

Постановления пленумов, конечно, не внесли ясность в критерии творчества в авторском праве – этот вопрос по-прежнему нуждается в детальной проработке. Например, в том случае, когда в суде стороны выясняют права авторства на произведения, в том числе и на интервью. Однако теперь уже придется доказывать, что тот или иной его участник не является его автором. Изначально же будет предполагаться, что и интервьюер, и интервьюируемый в равной мере обладают авторскими правами на интервью.

 


  1. Гаврилов Э. П. Авторское право на интервью // Бюллетень по авторскому праву. М., 1999. № 2. С. 94.
  2. Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2007. С. 130.
  3. Там же.
  4. Там же.
  5. Энтин В. Кто является автором интервью? // Профессия – журналист. М., 2000. № 3-4. С. 53.
  6. Там же.
  7. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. М., 2007. С. 23.
  8. Энтин В. Указ. соч. С. 53.
  9. Там же.
  10. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. М., 2007. С. 27.
  11. Энтин В. Указ. соч. С. 53
  12. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. М., 2007. С. 28.
  13. Гаврилов Э. П. Указ. соч. С. 94.
  14. Там же.
  15. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. М., 2007. С.22.
  16. Гаврилов Э. П. Указ. соч. С. 94.
  17. Там же.
  18. Там же. С. 95
  19. Гаврилов Э. П. Указ. соч. С. 93.
  20. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. М., 2007. С. 23.
  21. Ермакова, А. Р. Право интеллектуальной собственности в сфере периодической печати. СПб, 2002. С. 45.
  22. Там же. С. 45
  23. Там же. С. 43.
  24. Гаврилов, Э. П. Указ. соч. С. 94.
  25. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г . N 5/29 г. Москва «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» / Российская газета, 22 апреля 2009 года
  26. Там же.