Languages

You are here

Миграционный кризис в Германии: переход на новую стадию (по материалам журнала Spiegel)

Научные исследования: 
Авторы материалов: 

Ссылка для цитирования: Исланова Ю.Р. Миграционный кризис в Германии: переход на новую стадию (по материалам журнала Spiegel) // Медиаскоп. 2020. Вып. 1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2599

 

© Исланова Юлия Ринатовна

преподаватель кафедры медиалингвистики факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия), juliaislanova@gmail.com

 

Аннотация

Начиная с 2017 г. поток мигрантов в Германию существенно снизился по сравнению с 2013−2016 гг. Однако это не означает окончания миграционного кризиса, так как на повестке дня остаются крайне значимые для германского общества вопросы. В статье представлен анализ материалов еженедельного информационно-политического журнала Spiegel за 2017−2018 гг., посвященных миграционному вопросу в стране. Наибольшее внимание уделяется вопросам миграционной политики германских властей и интеграции мигрантов.

Ключевые слова: миграционный кризис, Spiegel, Германия, интеграция, мигранты.

 

Согласно статистическим данным портала Statista, в 2017 г. поток беженцев и мигрантов, прибывающих в Германию, стал снижаться впервые с 2007 г.1 Наиболее существенное увеличение количества мигрантов и беженцев зафиксировано в 2013−2016 гг., причем пик миграции приходится на 2016 г., когда прирост составил 155% в сравнении с предыдущим годом (722 370 человек в 2016 г. против 441 899 в 2015 г.). Всего же в период с 2013 по 2016 гг. границу Германии пересекли почти 1,5 млн человек, претендующих на статус беженцев в этой стране2. Стоит отметить, что речь идет об официальных данных, которые включают в себя только тех людей, которые после прибытия в Германию были зарегистрированы в Федеральном ведомстве по делам миграции и беженцев. Получить какие-либо достоверные сведения о реальном количестве прибывших в Германию в указанный период мигрантов не представляется возможным.

В 2017 г. количество мигрантов, прибывающих в Германию, составило 198 317. Данные за 2018 г. показывают, что приток продолжает сокращаться3. В связи с этим встает вопрос, можно ли считать миграционный кризис, разразившийся в Германии, законченным? Смогло ли и без того многонациональное и мультикультурное германское общество «переварить» такой существенный наплыв «новых» людей? Какие проблемы остаются актуальными для современного германского общества в результате произошедших перемен?

Ответы на поставленные вопросы стоит искать в СМИ, которые, с одной стороны, отражают общественные тенденции, настроения, выявляют наиболее важные социальные вопросы, представляют широкой аудитории позиции основных политических сил страны по различным вопросам, а с другой – формируют общественное мнение. Актуальность проблемы обусловлена важностью процессов, происходящих в германском обществе и ставящих его перед сложнейшими задачами: сохранение статуса одной из наиболее толерантных стран с высокоразвитой культурой гостеприимства (Willkommenskultur), либо борьба за сохранение национальной идентичности4; интеграция беженцев; сохранение политической стабильности на фоне усиления праворадикальных сил и антииммигрантских настроений; преодоление экономических и административных проблем, вызванных миграционным кризисом.

В начале исследования хотелось бы прояснить вопрос с терминологией. В немецком языке существуют три основных термина, характеризующих людей, прибывших для проживания в Германии из других стран: «Беженец» (Flüchtling), «Мигрант» (Migrant) и «Соискатель статуса беженца» (Asylant). Из толкового словаря немецкого языка Duden следует, что «мигрант» – это слово, обозначающее человека, переселившегося в другую страну, местность, населенный пункт. Наиболее часто употребляется с прилагательными: «африканский», «старый», «молодой», «турецкий», «мусульманский», «подростковый»5. По данным Федерального агентства по вопросам мигрантов и беженцев (Bamf), мигрантами считаются люди, не имеющие немецкого гражданства; переселившиеся или не переселившиеся в Германию иностранцы и лица, получившие права гражданства; вынужденные переселенцы, а также потомки людей из всех перечисленных групп6. «Соискатель статуса беженца» – описательный перевод немецкого слова Asylant. Согласно параграфу 1 «Закона об убежище», соискателями считаются лица, просящие защиты от политических преследований, нуждающиеся в международной защите7. «Беженец» – официальный статус человека, получившего убежище в соответствии с Женевской Конвенцией в случае, если его жизнь или свобода находились под угрозой в стране происхождения из-за его расы, религии, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений8.

Исследования по вопросам выхода Германии из миграционного кризиса и его последствий уже были проведены рядом российских и зарубежных ученых. С.В. Рыбаков в своей работе «Миграционный кризис в Германии: причины, проявления, последствия» (2016) указывает на то, что вследствие событий последних лет в Германии была обострена проблема интеграции мусульман в немецкую среду, выявлена проблема недостатка сил и ресурсов для работы с большим количеством мигрантов, резко возрос уровень преступности среди мигрантов, что не встретило должной реакции со стороны государственных правоохранительных структур. «Одним из последствий миграционного кризиса стал рост психологического напряжения в немецком обществе <…> Растет число тех, кто ответы на вопросы, поставленные новой реальностью, ищет на митингах и в протестных акциях, организуемых «Альтернативой для Германии» и движением «ПЕГИДА» («Патриотичные европейцы против исламизации Запада»)» (Рыбаков, 2016: 42). Автор также говорит о внешнеполитических проблемах Германии, вызванных ее миграционной политикой, которая не нашла поддержки у других стран – участниц Евросоюза. В работе О.В. Бондаренко (2019) рассматриваются внутренние политические последствия миграционного кризиса, в частности, его роль в усилении партии АдГ, а также освещение деятельности партии в немецких СМИ. О проблемах роста межнациональных конфликтов в Европе, в частности в Германии, вызванных миграционным кризисом, говорится в работе А.К. Камкина (2016). В положительном ключе с экономической и социальной точки зрения возможные последствия массового притока мигрантов рассматривает В.С. Малахов (2018). Работы Фридриха Хекманна (2016), Ингрид Вилкенс (2016), Ферри Пауша (2016), посвященные вопросам интеграции, представляют большой интерес.

Целью данного исследования является комплексный анализ освещения миграционного вопроса в Германии в период существенного уменьшения наплыва мигрантов в материалах качественной прессы, а именно в журнале Spiegel, который и является объектом исследования. Предметом исследования стали материалы Spiegel за 2017 и 2018 гг., посвященные миграционному вопросу в Германии.

В ходе исследования были использованы различные методики качественного (анализ, дедукция, индукция, обобщение, описание) и количественного анализа.

Информационный общественно-политический журнал Spiegel − представитель качественной прессы Германии. Издатели позиционируют Spiegel как «самый важный в Германии и самый многотиражный в Европе новостной журнал»9. По мнению российских и зарубежных исследователей, Spiegel является наиболее авторитетным журналом своего рода на протяжении уже многих лет. «<…> ведущим информационным "магацином" Германии является Der Spiegel, созданный еще в 1947 г. по образцу американского журнала Time. Этот журнал стал символом немецкой качественной аналитической журналистики» (Вороненкова, Черненко, Санкова-Энгель, 2018: 124). Сюй Чжан из университета Теннеси (США) и Ли Хельмюллер из университета Хьюстона (США) также называют Spiegel ведущим авторитетным еженедельным новостным журналом в Германии (Zhang, Hellmueller, 2017).

Материалы Spiegel преимущественно являются аналитическими. «Тяга Spiegel к аналитике вызвана желанием не только представить факт, но и рассказать о его месте, причинах и последствиях. Отсюда любовь Spiegel к крупным материалам, в которых…основная нагрузка ложится все-таки на текст, а не на фотоиллюстрации и графики» (Вороненкова, Черненко, Санкова-Энгель, 2018: 124).

Таким образом, Spiegel является одним из наиболее читаемых и авторитетных печатных СМИ в Германии, что делает его репрезентативным источником объективной информации и различных мнений.

Методом анализа 92-х выпусков журнала было выделено 48 номеров, содержащих 79 статей на тему миграционного кризиса в Германии, из них 21 статья вышла в 2017 г. и 55 статей − в 2018 г. Большинство статей (60) относится к тематическому блоку «Германия» (Deutschland), другими словами, к медиатопику национальных новостей. 13 статей (12 из них в 2018 г.) относятся к тематическому блоку «Заголовок» (Titel), который включает в себя статьи на наиболее важные и актуальные темы, по мнению редакции журнала. Также именно этот блок дает тему для обложки номера. Остальные статьи попали в тематические блоки «Общество» (Gesellschaft) и «Экономика» (Wirtschaft).

Далее идет распределение статей по рубрикам. Наиболее популярные − «Миграция» (Migration) (11 статей), «Мнение» (Meinung) (9 статей), «Убежище» (Asyl) (6 статей), «Беженцы» (Flüchtlinge) (5 статей), «Передовица» (Leitartikel) (5 статей), «Интеграция» (Integration) (5 статей) и другие. Хотелось бы обратить особое внимание на то, что статьи на интересующую нас тематику также попали в такие рубрики, как «Криминал» (Kriminalität), «Терроризм» (Terrorismus), «Преступления сексуального характера» (Sexualdelikte), «Экстремизм» (Extremismus).

Тематические единицы отражают отдельные аспекты миграционного вопроса. Условно можно выделить следующие, наиболее актуальные в 2017−2018 гг. темы: 1) миграционная политика; 2) адаптация и интеграция; 3) прием и распределение мигрантов, получение официального статуса беженцев; 4) преступность среди мигрантов; 5) несовершеннолетние беженцы; 6) вопросы депортации; 7) конфликты на национальной и религиозной почве; 8) взаимоотношения мигрантов с местными жителями; 9) путь мигрантов в Германию и пересечение границы. Если посмотреть на процентное соотношение, то тематическая единица «миграционная политика» составляет более 39% от общего количества статей по вопросам миграционного кризиса, далее − «адаптация и интеграция» (14,9%), «прием и распределение мигрантов» (12,2%), преступность среди мигрантов (8,1%). На приведенных ниже схемах отражено соотношение тематических единиц отдельно в 2017 и 2018 гг. Если в первый год после окончания кризиса наиболее актуальными оставались проблемы «насущные», а именно прием и распределение, борьба с преступностью среди мигрантов; решение проблем, связанных с наплывом несовершеннолетних мигрантов, то уже в 2018 г. акценты сместились в сторону стабилизации и работы на перспективу. Помимо вопросов миграционной политики, бóльшую значимость приобрели проблемы интеграции и совершенствования государственной системы по приему и дальнейшему взаимодействию с мигрантами.

 

 

Рисунок 1. Распределение статей журнала Spiegel за 2017 г. по тематическим единицам

 

 

Рисунок 2. Распределение статей журнала Spiegel за 2018 г. по тематическим единицам

 

С точки зрения жанра, информация по миграционному вопросу в Spiegel преимущественно подается в формате аналитических статей, значительно реже − в формате интервью и репортажа, что соответствует типу издания. Материалы написаны в публицистическом стиле, с использованием эмоционально нейтральной лексики и без резких оценочных суждений.

Анализ текстов за 2017−2018 гг. показывает, что наиболее употребляемыми словами в статьях по миграционному вопросу, помимо «Германии», являются: «Flüchtlinge» (беженцы), «Asyl» (соискание статуса беженцев), «Merkel»/«Kanzlerin» (канцлер Германии Ангела Меркель), «Europa»/«europäisch» (Европа/европейский), «Polizei» (полиция), «Politik»/«politisch» (политика/политический), «Seehofer» (Хорст Зеехофер), «CSU» (партия ХСС), «Migranten»/«Migration» (мигранты/миграция) (см. рис. 3).

 

Рисунок 3. Наиболее употребляемые слова в материалах Spiegel по миграционному вопросу в 2017−2018 гг.

 

Важно отметить, что в десятку наиболее употребляемых слов в статьях по миграционному вопросу в 2017 г. входят «Türkei» («Турция») (68), «Lybien» («Ливия») (66) и «Abschiebung» («выдворение») (65), а в 2018 г. − «BAMF» («Федеральное агентство по вопросам миграции и беженцев») (90). Таким образом, среди наиболее важных аспектов миграционного вопроса в 2017−2018 гг. редакция Spiegel выделяет миграционную политику канцлера Ангелы Меркель и Европейского Союза в целом. Существенную роль здесь играют вопросы ограничения миграционного потока и выдворения мигрантов, не имеющих официального статуса и права на проживание в Германии10. Критика редакции Spiegel в адрес госпожи Меркель основывается не просто на том факте, что возможные ошибки канцлера в вопросе миграционной политики стали причиной возникновения тяжелых социально-экономических последствий для страны, но, скорее, на том, что Меркель с легкостью меняет свою позицию по поставленному вопросу в зависимости от сложившихся политических условий и в угоду собственному рейтингу. Так, по мнению авторов журнала, произошло с попыткой реализовать идею создания лагерей для мигрантов на территории Северной Африки, закрыв тем самым их доступ к границам Европы. При этом «гуманитарные соображения играют лишь второстепенную роль. Главная цель состоит в том, чтобы предотвратить пересечение мигрантами европейских границ. Культура гостеприимства была вчера: в сентябре Меркель хочет переизбрания, а новая волна беженцев ей для этого не нужна»11. Из-за изменения курса и ограничения въезда мигрантов в Германию, согласно Spiegel, процесс интеграции усложняется и затягивается: многие мигранты не могут воссоединиться со своими семьями, соответственно, падают шансы на их успешную интеграцию в немецкое общество12. Также Spiegel поднимает вопрос о том, как чувствуют себя сами немцы в новых сложившихся условиях. Оказалось, что части этого «старого», устоявшегося общества необходимо самой интегрироваться и учиться жить в нынешних обстоятельствах: снова почувствовать себя «дома», когда все больше людей вокруг говорят на чужом языке и разделяют другие культурные ценности13.

Анализ материалов демонстрирует важное значение, придаваемое вопросу функционирования системы по приему и распределению беженцев. Многочисленные упоминания Федерального ведомства по делам миграции и беженцев связаны не только с ролью данной структуры в приеме, регистрации, размещении и депортации мигрантов, но и со скандалами, разразившимися вокруг ведомства. Наиболее громкий из них произошел в мае 2018 г., когда выяснилось, что сотрудница ведомства вынесла положительные решения о предоставлении статуса беженцев для более, чем тысячи мигрантов, вопреки инструкциям и не имея на это оснований14. После освещения данного инцидента филиал ведомства в Бремене и связанный с ним скандал были упомянуты в Spiegel свыше 70 раз за 5 месяцев. В публикациях журнала ставится вопрос не просто о несовершенстве системы, но и о ее жизнеспособности в целом. Готова ли Германия принимать и интегрировать миллионы мигрантов и беженцев, если ответственные структуры не в состоянии вынести законное решение об их праве и возможности остаться в стране? Позиция издания в данном вопросе выражается в материалах такими лексемами, как «подозрительно много», «лотерея», «наименее желательные мигранты», «незаконное решение», употребляемыми в отношении Ведомства по делам миграции и беженцев, а также его деятельности. Очевиден негативный характер данных лексем, что позволяет судить о соответствующей позиции журнала и отсутствии доверия к деятельности указанного ведомства.

Важной в освещении Spiegel представляется позиция партии ХСС (Христианско-социальный союз) и ее лидера Хорста Зеехофера. Наибольшее количество упоминаний данного политика наблюдается в 2018 г. В этом году он был назначен министром внутренних дел Германии, вскоре после этого сделав резонансное заявление в интервью изданию Bild о том, что ислам не является частью Германии15. Спустя две недели передовица очередного выпуска Spiegel была посвящена данному заявлению16. Редакция признала, что Зеехофер поднял очень важный вопрос для немецкого общества, но часто замалчиваемый как политиками, так и самим обществом. Однако этот вопрос, по мнению автора, требует решения, которое можно найти только путем дискуссии. В этой статье прозвучал открытый призыв не следовать идеям право-консервативной партии АдГ, не замалчивать проблему, а искать выход при помощи традиционных политических методов. «Политика должна энергично сдерживать исламизм, нивелировать влияние турецких правительственных организаций. Все это даст шанс на примирение скептически настроенных граждан с исламом и либеральной демократией»17.

Хорст Зеехофер стал одним из главных ньюсмейкеров для Spiegel в 2017−2018 гг., его имя неоднократно упоминалось в контексте решения важнейших задач миграционной проблемы. Большое внимание привлекла конфронтация Зеехофера с Ангелой Меркель, в результате чего было достигнуто соглашение об ограничении нелегальной миграции, вызвавшее неоднозначную реакцию как среди политических оппонентов, так и в обществе18. Несмотря на это, Spiegel не видит больших политических перспектив для Зеехофера, что артикулируется такими выражениями, как «не удалось сохранить голоса», «утратил абсолютное большинство», «завершение политической карьеры». Возможно предположить, что внимание издания к персоне Зеехофера и его карьерным перспективам обусловлено интересом к смене «политических поколений», отходу от дел такого «титана», как Зеехофер, что, в свою очередь, предвещает изменение курса, в том числе миграционной политики.

Следующими по количеству упоминаний в Spiegel партиями в материалах по миграционному вопросу являются АдГ (Альтернатива для Германии) (85), СДПГ (Социально-демократическая партия Германии) (79) и ХДС (Христианско-демократический Союз) (71). Если сравнить эти данные с рейтингом политических партий Германии в октябре 2018 г., то мы увидим, что по количеству упоминаний политических партий Spiegel полностью отражает общественное мнение19. Стоит подчеркнуть, что на фоне растущей популярности АдГ, Spiegel

в 2018 г. выпустил ряд публикаций о людях, поддерживающих эту партию, чтобы дать своему читателю представление о том, кем они являются, каковы их мотивы для поддержки правоконсервативной партии20. Так, Spiegel отмечает, что многие критики современной политической системы Германии встали на сторону АдГ, т.к. она «открыто затрагивает основные проблемы страны»21. Особо подчеркивается, что в ответ на процессы, вызванные современным миграционным кризисом, сторонники АдГ выступают против упадка гражданских прав, «демонтажа» свободы слова, а также за освобождение от «культа вины», ставшим следствием политики, проводимой фашистской Германией в первой половине ХХ в.

Среди наиболее значимых и часто употребляемых слов, также относящихся к тематической единице «миграционная политика»: «дебаты» (Debatten), «ультраправые» (Rechtsextremisten), «демократия» (Demokratie), «нацист»/«неонацист» (Nazi/Neonazi), «расист» (Rassist), «контроль»/«контролировать» (Kontroll/kontrollen), «ПЕГИДА» (PEGIDA), «верхние границы» (Obergrenzen), «популисты»/«правые популисты» (Populisten/Rechtspopulisten). Частое употребление данных слов в контексте миграционного вопроса говорит об отсутствии согласия в обществе и политических кругах, отразившееся в СМИ, в данном случае − на страницах журнала Spiegel. Возможно, несмотря на свою известную толерантность и открытость, немецкое общество оказалось не готово принять и интегрировать такое количество мигрантов, что вызвало широкое недовольство и протесты против засилья мигрантов, не утихающее вот уже несколько лет даже после существенного сокращения притока и депортации десятков тысяч нелегальных переселенцев.

Проблемы приема и дальнейшей работы с несовершеннолетними мигрантами, в первую очередь, с теми, которые прибыли в Германию без сопровождения взрослых, на протяжении всего кризиса были одними из наиболее острых (Исланова, 2017). Судя по количеству упоминаний в Spiegel в 2017 и 2018 гг. таких слов, как «молодой» (jung/Jugend) (120), «дети» (Kinder) (84), «несовершеннолетние» (Minderjahrige) (10), в отношении мигрантов и беженцев, данная тема не утратила свою актуальность. Так как многих, даже нелегальных несовершеннолетних мигрантов нельзя выслать из страны, власти вынуждены брать на себя ответственность за этих детей (Исланова, 2017). Таким образом, они становятся частью германского общества и должны быть полностью интегрированы. Эта задача может быть выполнена при условии овладения ими языком, изучением местной культуры и истории, получения необходимого образования с последующим трудоустройством. Практически в 2017 и 2018 гг., когда неконтролируемый приток мигрантов прекратился и ответственные структуры могли бы организовывать свою работу в штатном режиме, Spiegel отмечает несоответствие того, что на самом деле происходит с детьми и подростками с нормами, зафиксированными в законодательных актах22. В частности, отмечаются неприемлемые условия для проживания несовершеннолетних детей без родителей в специализированных заведениях, невыполнение требований по установлению опеки над каждым ребенком, незаконное препятствование действиям опекунов по соблюдению прав своих подопечных, необоснованное сокращение средств, выделяемых на карманные расходы детей23. Тем не менее, по мнению Spiegel, несовершеннолетние без сопровождения получают больше помощи от немецкого государства, чем другие беженцы, чем большинство из них активно пользуется: учат язык, получают образование, стараются интегрироваться в немецкое общество24.

Вопросы интеграции вышли на первый план в 2018 г.: слово «интеграция» употребляется в статьях о миграции в Spiegel 40 раз. По мнению Фридриха Хекманна (2016: 109), определяющим фактором успешной интеграции является предоставление мигрантам доступа к основным институтам: институту образования и профессиональной подготовки, рынку труда, учреждениям социальной защиты, рынку жилья и системе здравоохранения. В своих статьях за 2017−2018 гг. Spiegel неоднократно отмечает, что многие из тех мигрантов, которые планируют постоянное проживание в Германии, имеют сильную мотивацию и стремление к интеграции в немецкое общество. Spiegel также дает анализ мер, предпринятых правительством для интеграции вновь прибывших мигрантов в период с 2013 по 2016 гг. Так, сообщается о том, что в 2016 г. было выделено 14 млрд евро на размещение, содержание и интеграцию беженцев, в том числе организацию курсов интеграции для мигрантов25. Много пишется о предоставлении жилья мигрантам. Наиболее важными в этом вопросе представляются проблемы наличия жилых помещений и их качества, ведь от условий жизни зависит возможность человека учить немецкий язык и максимально быстро готовиться к жизни в немецком обществе в качестве полноценного его члена. Положительно оценивается тот факт, что после 2015 г. жилье для мигрантов стали строить по улучшенным стандартам, однако стоит отметить, что большинству предоставляется жилье в общежитиях для мигрантов, а для интеграции важно жить «бок о бок» с немцами26.

Что касается изучения мигрантами немецкого языка, то отмечается, с одной стороны, что по всей стране организовано свыше 15 тыс. курсов по изучению немецкого языка и культуры, по окончании которых мигранты получат шанс на трудоустройство в Германии (в 2016 г. 317 тыс. человек окончили эти курсы). С другой стороны, далеко не все желающие могут попасть на эти курсы. Направления на курсы выдает Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев − на свое усмотрение в зависимости от того, насколько велики шансы того или иного мигранта получить разрешение на постоянное проживание в Германии27. Конечно же, среди мигрантов находится достаточно таких, которые не считают изучение языка необходимым, поэтому они годами могут жить в Германии, не говоря на государственном языке этой страны28. Такой подход исключает возможность интеграции этих людей в немецкое общество.

Трудоустройство является одним из ключевых факторов для интеграции. Согласно данным Spiegel, в 2017 г. 10% мигрантов в возрасте от 15 до 64 лет были трудоустроены в Германии, прогноз на ближайшие несколько лет положительный: ожидается, что через пять лет число трудоустроенных мигрантов достигнет 50%29. При этом большинству мигрантов для получения работы недостаточно выучить язык, многим приходится менять профессию, получать новые квалификации ввиду того, что их профессии зачастую не востребованы в Германии, либо их квалификация не соответствует требованиям немецких работодателей30.

В вопросе образования Spiegel также выделяет положительные и отрицательные моменты. Несмотря на закон об обязательном образовании детей-мигрантов и даже наличие школ, специализирующихся на адаптации, интеграции и обучении таких детей, остаются открытыми вопросы: все ли несовершеннолетние, прибывшие в Германию, зачислены в школы, как адаптировать ребенка в коллективе, на языке которого он не говорит, и т.д. Кроме того многим детям приходится месяцами ждать своего места в школе, что затягивает процесс его интеграции в общество31.

В целом, анализируя процесс интеграции осевших в Германии за последние годы мигрантов, Spiegel придерживается оптимистичной позиции в данном вопросе, полагая, что все возникающие проблемы требуют разумного политического решения, отказа от «крайностей» и радикальных мер. Важную роль в этом процессе Spiegel возлагает на население и добровольные негосударственные организации по помощи беженцам и мигрантам. Наиболее важными и часто употребляемыми словами в контексте интеграции беженцев и мигрантов в Spiegel являются: «помогать»/«организация помощи» (helfen, Hilfsorganization) (68), «заботиться» (sich kümmern) (11), «культура гостеприимства» (Willkommenskultur) (7).

Как уже упоминалось, достаточно большое внимание Spiegel в своих материалах уделяет проблеме преступности среди мигрантов. Позади остались события в Кёльне и Берлине, прогремевшие на весь мир и связываемые с неконтролируемым наплывом мигрантов в Германию32, однако все чаще мигранты и беженцы − выходцы из стран Ближнего Востока и Северной Африки попадают в криминальные сводки в Германии. Среди уголовных преступлений, совершаемых мигрантами и беженцами и упоминаемых в Spiegel в 2017−2018 гг. половина (48) − преступления сексуального характера. Издание Deutsche Welle, опираясь на отчет криминалистов из земли Нижняя Саксония за 2014−2016 гг. (рассматриваемую как среднестатистическая федеральная земля, криминогенную ситуацию в которой можно экстраполировать на всю Германию), сообщает, что число зарегистрированных насильственных преступлений возросло на 10,4%33. Несмотря на это, Deutsche Welle отмечает, что в 2017 г. число совершенных в Германии преступлений снизилось до самого низкого уровня за последние 25 лет. Таким образом, вследствие миграционного кризиса осложнилась ситуация с преступлениями сексуального характера, однако уровень преступности в целом не возрос из-за наплыва мигрантов и беженцев.

 

Выводы

Несмотря на существенное сокращение притока мигрантов в 2017 г. (на 72,5% по отношению к 2016 г.) и сохранение этой тенденции в 2018 г., миграционный вопрос по-прежнему довольно широко освещается в журнале Spiegel. Сокращение количества вновь прибывающих мигрантов не решило всех вопросов, возникших вследствие событий 2013−2016 гг. Увеличение количества статей на тему миграции в 2018 г. более чем в 2,5 раза по сравнению с 2017 г. показывает, что проблемы и интерес общества к ним не только не преодолены, но и обострились за последний период. Учитывая факт, что 12 из 13 статей, попавших в раздел «Заголовок» и, соответственно, на обложку журнала, были опубликованы в 2018 г., делаем вывод, что миграционный вопрос только укрепил свои позиции и продолжает оставаться одним из наиболее важных для германской общественности.

Наибольшее внимание издание уделяет категориям «беженцы» и «соискатели статуса беженцев». Вопросы приема, расселения, трудоустройства, социальной поддержки и интеграции в немецкое общество этих категорий граждан, очевидно, выходят на первый план при освещении миграционной политики Германии.

Распределение статей по рубрикам дает общее представление о причинах обострения данного вопроса: если в 2017 г. подавляющее большинство статей на тему миграции было размещено в рубриках «Миграция», «Беженцы», «Убежище», «Мнение», то в 2018 г. появляются такие рубрики, как «Криминал», «Преступления сексуального характера», «Интеграция» и прочие, которые указывают как на негативные процессы в германском обществе, так и на трансформацию самого общества. Другими словами, если снижение числа прибывающих в Германию мигрантов можно считать окончанием миграционного кризиса, то последствия этого кризиса обрели особую актуальность после его окончания и остаются повесткой дня даже спустя два года как для журнала Spiegel, так и для общества в целом. Можно предположить, что процесс по преодолению этих последствий будет довольно долгим.

В политической плоскости миграционный вопрос также по-прежнему остается актуальным. Spiegel продолжает освещать позиции различных политических сил по данному вопросу, показывая, как миграционный вопрос становится поводом для роста электоральных перспектив одних сил и причиной падения рейтинга других.

Значительное внимание издание уделило вопросу функционирования системы по приему беженцев и мигрантов. На этом этапе выяснилось, что система далека от совершенства. Скандалы в Федеральном ведомстве по вопросам миграции и беженцев выявили огромные пробелы в его работе, что поставило под сомнение легальность и правомерность нахождения на территории Германии тысяч людей.

Весьма обоснованно в данный период на первый план выходит вопрос интеграции. Несмотря на множество проблем и скептических взглядов по этому вопросу, Spiegel придерживается мнения, что при разумном подходе со стороны властей интеграция такого значительного количества беженцев возможна. Для этого нужны лишь взвешенные решения, политическая воля и время.

Таким образом, можно сделать вывод, что миграционный кризис в Германии может считаться завершенным только с точки зрения снижения количества прибывающих мигрантов. Последствием этого кризиса по-прежнему остается большое количество проблем в социальной, экономической и политической сферах германского общества. Кризис перешел из количественной стадии в качественную, и только после разрешения наиболее острых проблем и предоставления возможности для интеграции новым жителям Германии можно будет говорить об окончательном его завершении.

 



Примечания

  1. Number of first asylum applications in Germany from 1991 to 2020. Режим доступа: https://www.statista.com/statistics/911527/number-first-asylum-applications-germany/
  2. Там же.
  3. Там же.
  4. В сентябре 2017 г. Deutsche Welle писала о том, что Германия в 2015 г. демонстрировала миру свою открытость и дружелюбие, укрепляла репутацию новой немецкой культуры гостеприимства, однако вскоре эйфория сменилась разочарованием, что привело к существенному ограничению притока в страну беженцев. (Фукс Р., Барановская М. Миграционная политика Германии: конец культуры гостеприимства? // Deutsche Welle. 2017. Сент., 7. Режим доступа: https://www.dw.com/ruмиграционная-политика-германии-конец-культуры-гостеприимства/a-39794984 (дата обращения: 31.10.2018)).
  5. Режим доступа: https://www.duden.de/rechtschreibung/Migrant (дата обращения: 07.11.2018).
  6. Официальный сайт Федерального агентства по делам мигрантов и беженцев. Режим доступа: http://www.bamf.de/DE/Service/Left/Glossary/_function/glossar.html?nn=1363008&lv2=5831834&lv3=3198544 (дата обращения: 07.11.2018).
  7. Официальный сайт министерства юстиции и защиты прав потребителей Германии. Режим доступа: https://www.gesetze-im-internet.de/asylvfg_1992/__1.html (дата обращения: 07.11.2018).
  8. Официальный сайт Федерального агентства по делам мигрантов и беженцев. Режим доступа: http://www.bamf.de/DE/Service/Left/Glossary/_function/glossar.html?nn=1363008&lv2=5831820&lv3=4552962 (дата обращения: 07.11.2018).
  9. Официальный сайт Spiegel Gruppe. Режим доступа: http://www.spiegelgruppe.de/spiegelgruppe/home.nsf/0/440FBE98BAF7E2F8C1256FD5004406DD?OpenDocument (дата обращения: 30.10.2018).
  10. По данным портала Statista.com, в 2017 г. и первой половине 2018 г. из Германии были выслано более 36 тыс. нелегальных мигрантов. Режим доступа: https://de.statista.com/statistik/daten/studie/451861/umfrage/abschiebungen-aus-deutschland/ (дата обращения: 06.11.2018).
  11. Müller P., Schult C., Wiedmann-Schmidt W. (2017) Irgendwo in Afrika. Spiegel 9: 36−37.
  12. Kurbjuweit D. (2018) Die Kanzlerin der Grimmigen. Spiegel 4: 8
  13. Bartsch M., Bruhns A., Clauss A., Eberle L. (2016) Neue Heimat. Spiegel 16: 10−18.
  14. So soll laut Ex-Chefin der Asyl-Betrug abgelaufen sein. Bild. 17.05.2018. Режим доступа: https://www.bild.de/bild-plus/politik/inland/politik-inland/so-soll-laut-ex-chefin-josefa-schmid-der-asyl-betrug-abgelaufen-sein-55733734,view=conversionToLogin.bild.html (дата обращения: 05.11.2018).
  15. "Der Islam gehört nicht zu Deutschland". Bild.16.03.2018. Режим доступа: https://www.bild.de/bild-plus/politik/inland/islam/heimat-minister-seehofer-islam-gehoert-nicht-zu-deutschland-55108896,view=conversionToLogin.bild.html (дата обращения: 05.11.2018).
  16. Kurbjuweit D. (2017) Innere Realpolitik. Spiegel 14: 6.
  17. Там же.
  18. Amann M., Clauss A., Feldenkirchen M., Neukirch R. Zum Unglück vereint. Spiegel 28:14−21.
  19. Режим доступа: https://www.tagesschau.de/inland/deutschlandtrend/ (дата обращения: 05.11.2018).
  20. «Альтернатива для Германии» − консервативная и евроскептическая политическая партия, основанная в 2013 г. Берндом Лукке, Фрауке Петри и Конрадом Адамом. Основой программы партии является изменение политики спасения евро и пересмотр долговых обязательств по спасению финансовых систем отстающих стран Еврозоны. Наибольшую популярность партия получила за свою жесткую позицию по ограничению массовой миграции в Германию. В сентябре 2017 г. АдГ преодолела пятипроцентный барьер на выборах в бундестаг, заняв 3-е место, и получила 92 места в парламенте. Существенно укрепила свои позиции партия и на выборах в ландтаг в Баварии и Гессене в 2018 г.
  21. Amann M. (2018) 'Gnade euch Gott'. Spiegel 17: 38−39.
  22. Ulrich A. (2017) Rauer Ton. Spiegel 4: 43.
  23. Там же.
  24. Der Versuch (2018) Spiegel 9: 34−39.
  25. Djahangard S., Elger K., Elmer C., Olbrisch M. (2017) Richtig ankommen. Spiegel 19: 34−38.
  26. Там же.
  27. Там же.
  28. Bartsh M., Bruhns A., Clauss A., Eberle L. (2018) Neue Heimat. Spiegel 16: 10−18.
  29. Djahangard S., Elger K., Elmer C., Olbrisch M. (2017) Richtig ankommen. Spiegel 19: 34−38.
  30. Там же.
  31. Там же.
  32. В ночь на 1 января 2016 г. во время массовых гуляний в Кёльне выходцы из Сирии, Ирака и стран Северной Африки совершили массовые нападения на жителей города, преимущественно на женщин. Официально было зарегистрировано более 1000 случаев ограблений, сексуальных домогательств, изнасилований. 19 декабря того же года на рождественском базаре в Берлине был совершен теракт: грузовик-фура с полуприцепом въехал на территорию рождественского базара и целенаправленно совершил наезд на пешеходов. В результате погибли 11 человек, более 50 были ранены. В совершении теракта подозревается выходец из Туниса.
  33. Жолквер Н. Беженцы в Германии и уровень преступности: факты и мифы // Deutsche Welle. 2018. Июнь, 25. Режим доступа: https://www.dw.com/ru/ беженцы-в-германии-и-преступность-факты-и-мифы/a-42014868 (дата обращения: 08.11.2018).

 

 

Библиография

Бондаренко О.В. Роль ведущих медиа в росте популярности правых партий (на примере «Альтернативы для Германии») на выборах в Германии (2016−2018 гг.) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2019. № 5. С. 163−181. DOI: 10.30547/vestnik.journ.5.2019.163181

Вилкенс И. Интеграционный мониторинг в Германии. Эмпирическое исследование процессов интеграции иммигрантов (на примере федеральной земли Гессен) // Трудовая миграция и политика интеграции мигрантов в Германии и России. СПб: Центр гражданских, социальных, научных и культурных инициатив «СТРАТЕГИЯ»; Скифия-принт, 2016. С. 119−140.

Вороненкова Г.Ф., Черненко Е.В., Санкова-Энгель Л.В. Новостные иллюстрированные еженедельники ФРГ // Зарубежные еженедельники: история и современность. М.: Фак. журн. МГУ, 2018. С. 113−163.

Исланова Ю.Р. Актуальные проблемы детской миграции в Германии (на примере журнала «Шпигель») // Медиаскоп. 2017. Вып. 4. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2393

Камкин А.К. Беженцы и проблема роста межнациональных конфликтов в Европе // Германия на перекрестках истории: проблемы внутренней и внешней политики в контексте трансформаций международных отношений. 2016. № 7. С. 29−40.

Малахов В.С. Германия после «миграционного кризиса»: политика, экономика, общество // Мировая экономика и международные отношения. 2018. № 5 (62). С. 41−51. DOI: 10.20542/0131-2227-2018-62-5-41-51

Пауш Ф. Образ мигрантов в общественном сознании и СМИ в Германии // Трудовая миграция и политика интеграции мигрантов в Германии и России. СПб: Центр гражданских, социальных, научных и культурных инициатив «СТРАТЕГИЯ»; Скифия-принт, 2016. С. 177−184.

Рыбаков С.В. Миграционный кризис в Германии: причины, проявления, последствия // Миссия конфессий. 2016. № 12 (16). С. 37−45.

Хекманн Ф. Многоуровневое управление в реализации политики интеграции мигрантов // Трудовая миграция и политика интеграции мигрантов в Германии и России. СПб: Центр гражданских, социальных, научных и культурных инициатив «СТРАТЕГИЯ»; Скифия-принт, 2016. С. 109−118.

 

Zhang X., Hellmueller L. (2017) Visual Framing of the European Refugee Crisis in Der Spiegeland CNN International: Global Journalism in News Photographs. International Communication Gazette 79 (5): 483−510. DOI: 10.1177/1748048516688134