Languages

You are here

Этнические медиа в формировании адаптивных практик иммигрантов в российском мегаполисе (на примере Санкт-Петербурга)

Ссылка для цитирования: Блохин И.Н., Алсалиби Р.М.С. Этнические медиа в адаптации иммигрантов в российском мегаполисе (на примере Санкт-Петербурга) // Медиаскоп. 2020. Вып. 1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2598

 

© Блохин Игорь Николаевич
доктор политических наук, профессор кафедры теории журналистики и массовых коммуникаций «Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского государственного университета (г. Санкт-Петербург, Россия), i.blokhin@spbu.ru

© Алсалиби Риваа Мухаммад Салем
 аспирант кафедры теории журналистики и массовых коммуникаций «Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского государственного университета (г. Санкт-Петербург, Россия), st073268@student.spbu.ru

 

Аннотация

Этнокультурные сообщества, проживающие и формирующиеся в российских мегаполисах, испытывают потребность в адаптации к условиям принимающей культуры. Одной из форм адаптации является использование этнических медиа. Каждое сообщество формирует уникальную совокупность адаптивных коммуникативных практик с характерным сочетанием четырех групп – хозяйственных, культурных, социальных и психологических. В каждой из групп присутствуют компоненты участия медиа в реализации адаптивных функций, таких как нормативно-регулятивная, социализирующая, психокоррекционная и социальная мобильности.

Ключевые слова: этнокультурные сообщества, социальная адаптация, коммуникативные практики, этническая журналистика.

 

Введение

Современные российские мегаполисы являются пространством активного взаимодействия различных этнокультурных сообществ, как традиционно проживающих на территории России, так и участвующих в миграционных процессах. Социально-экономическому, культурному и духовному развитию этнокультурных групп способствуют адаптивные практики, в том числе с использованием средств коммуникации. В России, с одной стороны, существует стратегический приоритет по формированию общероссийской идентичности у всех граждан вне зависимости от их национальной и конфессиональной принадлежности, с другой – в стране проживает большое количество представителей этнокультурных сообществ, в рамках которых сохраняются и поддерживаются ценности, традиции и собственные коммуникативные практики адаптации.

Использование адаптивных коммуникативных практик, в первую очередь, способствует снятию противоречий между большинством принимающего сообщества и этнокультурными меньшинствами. Представители этнокультурных сообществ придерживаются разных мировоззрений, имеют отличительные признаки национальных характеров и менталитетов. Для компенсации нарушений восприятия и передачи информации применяются адаптивные коммуникационные технологии как универсального (массового), так и специального (целевого) назначения. Целевые технологии позволяют облегчить решение задач адаптации информации для конкретного этнокультурного сообщества, предотвращения нарушений и преодоления препятствий в коммуникации.

 

Методология исследования

Цель работы заключается в выявлении адаптивных коммуникативных практик в этнокультурных сообществах Санкт-Петербурга. Объектом исследования выступают адаптивные коммуникативные практики как феномен этнокультурного взаимодействия. В качестве предмета изучения рассматриваются специфика, формы и функции коммуникативных практик, используемых при адаптации представителей этнокультурных сообществ в условиях современного российского мегаполиса. Эмпирическую базу составили материалы этнических СМИ и других средств массовой коммуникации (форумов и групп в социальных сетях), выполняющих функции адаптации представителей этнокультурных сообществ в Санкт-Петербурге. Было проанализировано содержание 181 медиаресурса, из них к собственно этническим СМИ можно отнести только восемь изданий. В исследовании была использована методология структурно-функционального анализа, при организации работы применялся сравнительно-типологический метод, сбор информации осуществлялся с помощью контент-анализа.

Основными понятиями, используемыми в исследовании, были следующие категории: социальная адаптация − потребность представителей разных культур в приспособлению к условиям внешней социальной среды; коммуникативные практики − совокупность методов универсального и специального назначения, позволяющих оптимизировать коммуникацию и обмен информацией между представителями различных сообществ; этнокультурные сообщества – традиционно существующие или относительно недавно стихийно организовавшиеся объединения людей по этнокультурным признакам.

 

Теоретическая база

Субъектами формирования сообществ в мегаполисе являются этнокультурное ядро (диаспора, землячество и др.) и принимающее большинство, делегирующее функции адаптации органам городского управления и общественным организациям. Оба субъекта используют в целях адаптации медиаресурсы – официально оформленные СМИ и формируемые стихийно сетевые структуры. Поскольку процесс адаптации является контролируемым, то к его анализу применимы положения конструктивизма, являющегося одним из теоретических источников данной работы (Андерсон, 2001; Тишков, 2003). В изучении способов адаптации мы опирались на положения, изложенные Робертом Мертоном (2006), и его авторскую классификацию коммуникативных реакций. Исследование проблем этнокультурной адаптации с участием медиа проводилось с учетом выводов отечественных исследователей проблемы (Коротких, 2004; Смолярова, 2014; Сулягина, 2014; Хубецова, 2016; Якимова, 2015), главными из которых были положения об аккультурационной (принципиально – не ассимиляционной) специфике межэтнических коммуникаций в российских условиях, включенности медиа в процессы этнополитического регулирования и функциях этнических СМИ. Исследованию специфических особенностей сетевых медиасообществ в аспекте их функционирования посвящены работы С.Г. Корконосенко и М.А. Бережной (Korkonosenko, Berezhnaia, 2017), которые рассматривают данный тип медиа как подвижное коммуникативное пространство. На основе методологии, предложенной авторами для изучения русскоязычных сообществ в Финляндии и Ливане, была выявлена взаимосвязь содержания и форм онлайн-коммуникаций с условиями существования этнокультурной группы в деятельностном аспекте (Корконосенко, Бережная, 2017).

 

Этнические медиа и адаптивные практики

Сообщества формируют сети агентов медиапространства и собственные средства коммуникации. Этнические медиа выполняют функции самопознания народом своего этнического бытия, интеграции (консолидации) этноса, сохранения и развития его культурной самобытности, этнокультурной социализации, формирования и закрепления идентичности членов сообщества. Произведения этнической журналистики, как правило, создаются на языке этносов, хотя присутствуют и исключения, например, в ситуациях, когда к перечисленному функционалу добавляется пропаганда достижений этнической культуры, регулирование стереотипов и формирование позитивного образа в инокультурном окружении. Показателем наличия подобных функций является использование этническими медиа одновременно нескольких языков или выпуск не на родном языке.

Определение типа таких СМИ, как этнических, или национальных, сталкивается с определенными трудностями в силу противоречия в толковании «национального». В советское время национальная журналистика имела однозначную (этническую) интерпретацию, сейчас мы вынуждены прибегать к обоснованию контекста, потому что, с одной стороны, национальные СМИ предназначены этнической группе и используют родной язык, с другой – имеют значение общегосударственных СМИ, рассчитанных на массовую аудиторию. Поэтому в современных условиях для определения подобного типа СМИ оптимальным видится определение «этнические СМИ» (или шире – «этнические медиа», включающие также разнообразные медиаресурсы, используемые в том числе в целях адаптации).

В настоящее время на развитие этнической журналистики как института культуры и этнических медиа как средства распространения национальных ценностей и реализации вышеперечисленных функций влияет комплекс факторов, не позволяющих судить об успешности, востребованности и популярности данных видов деятельности и типов СМИ. К таким критическим факторам относятся: распространение новых (заместительных) технологий массовой коммуникации, бюрократизация и формализм в процессах учреждения и издания СМИ, языковые барьеры, распространенность и укорененность этнических стереотипов в массовом сознании. Однако главным фактором, угрожающим существованию этнического сегмента прессы, является недооценка дифференциации сообществ по видам адаптивной мотивации и способам аккультурации. Особенно остро данный фактор препятствует функционированию этнических медиа в мегаполисах, где культурное разнообразие сообществ сталкивается с едиными нормативными требованиями и унифицированными бюджетными подходами при определении порядка финансирования и других форм материальной поддержки и стимулирования СМИ. Возникают ситуации, когда более экономически успешные и имеющие поддержку политического лобби этнические группы обладают, например, возможностью создания телеканалов, а при этом относительно крупные сообщества вынуждены обходиться малотиражными печатными изданиями.

Основой для дифференциации групп при оценке эффективности этнических медиа служит идентификация по отношению к принимающему сообществу мегаполиса и его фундаментальным ценностям. Культуры формируют собственные иерархии и процедуры идентификации других сообществ. Проблемы принимающего сообщества состоят в рационализации подходов к адаптации иммигрантов, выражающейся в структурированной нормативно-правовой модели отношений на ценностной базе универсальных прав человека, включая право свободного выбора места жительства и работы. Но при этом и в принимающей культуре, и в каждом этнокультурном сообществе существует дифференцированная иерархия групп «своих», «других» и «чужих». Процесс этнокультурной коммуникации состоит в согласовании ценностей и факторов коммуникативной совместимости. «Коммуникативная совместимость складывается из совокупности согласований политических, международных, экономических, социальных, культурных, исторических, религиозных, демографических, расово-антропологических, языковых, экологических, психологических и др. актуальных для сообществ характеристик. Совокупность согласований формирует образы "своих" (совпадение основных характеристик и базовых ценностей), "других" (несовпадение характеристик, но согласие с базовыми ценностями) и "чужих" (характеристики могут и совпадать, но согласие в поле ценностей отсутствует). Согласованные (интегральные) образы "своих", "других" и "чужих" состоят из следующих компонентов: расово-антропологического (внешний облик), социально-исторического (оценка событий общей истории и коммуникативных ситуаций), этногеографического (природные особенности и обусловленный ими образ жизни), информационного (актуальная коммуникация) и психологического (национальный характер, менталитет)» (Блохин, 2014: 112). Выявленные образы, существующие в медиапространстве, находят свой выход в мир социальной действительности через разнообразные адаптивные практики коммуникативного взаимодействия в диапазоне от конформизма до реакции бунта (Мертон, 2006: 300−320).

Выделяются две крайние позиции не нуждающихся в медиаподдержке: группы «своих», ориентированных на быструю аккультурацию и в перспективе ассимиляцию; группы «чужих», ориентированных на сегрегацию и продуцирующих ценности, отвергаемые принимающей культурой. В данных группах потенциально возможна деятельность медиагентов мегаполиса для убеждения первых («своих») в ценностях их собственной национальной культуры и для вовлечения вторых («чужих») в общую культурную и экономическую жизнь города.

Конформизм «своих» предполагает согласие с культурными и социальными нормами сообщества большинства и законными средствами их соблюдения и в большей степени поощряется в группах меньшинств, заинтересованных в адаптации. Конформизму соответствуют следующие коммуникативные практики: демонстрация приоритета общечеловеческих ценностей по сравнению с культурными различиями; выработка позитивного отношения к представителям иных культур; стремление превзойти других за счет качеств, одобряемых в культуре принимающего большинства; самоцензура как сознательный контроль собственного поведения; продумывание собственного поведения в возможных ситуациях межкультурного общения; «зеркальное» поведение, выраженное в стремлении вести себя, действовать и говорить, как все окружающие (Коротких, 2004).

Установка на конформизм чаще проявляется в публикациях и коммуникативных сообщениях иммигрантов, успешной деятельности которых способствует соучастие в общей культурной и хозяйственной жизни, без противопоставления принимающему большинству и обособления от него. Например, действующий в Санкт-Петербурге «Союз арабских студентов» ведет информационную работу в социальных сетях Facebook (https://www.facebook.com/Alittihad.spb) и «ВКонтакте» (https://vk.com/alittihad), организует конференции и спортивные мероприятия, которые уже стали традиционными, как, например, лыжные соревнования и футбольным матчи. Студенты из арабских стран принимают участие в шествиях Бессмертного полка 9 мая. При поддержке «Союза» была выпущена компьютерная программа для обучения арабов русскому языку и создана электронная библиотека: «В рамках деятельности Союза арабских студентов Санкт-Петербурга по образованию и культуре на 2018−2019 учебный год Комитет экспатриантов разместил электронную библиотеку для изучения русского языка. Электронная библиотека содержит словари, ссылки на образовательные сайты и другую полезную информацию» (https://cloud.mail.ru/public/2o1L/CCCjYqe86). Типичным примером исполнения адаптивных функций является деятельность портала Ammar Office for Study in Russia (https://russianservicecenter1.com/post.php?id=112), на страницах которого предлагается широкий спектр услуг различного характера: обеспечение работой, оформление документов для устройства на работу или поступления в вуз, помощь при прохождении медицинской комиссии, поступление на курсы по обучению русскому языку и т.д. Для коммуникации с пользователями Ammar Office также использует сервисы Facebook (https://www.facebook.com/ruzawag) и YouTube: «Мы обеспечиваем в России: инвестиции, недвижимость, обучение, туризм, брак, проекты, товары, приглашения, перевод на русский язык, прием и сопровождение, проживание и гражданство, услуги экспертов и опытных российских компаний, лечение, деловые сделки, формирование компаний, маркетинг» (http://www.youtube.com/user/adelarussian/videos).

Противоположная конформизму реакция бунта состоит в отрицании и культурных целей, и социально одобряемых средств их достижения, которые заменяются новыми. Бунт зарождается в условиях дискриминации, и этот процесс может продолжаться длительное время. В журналистике коммуникативное действие в отношении «другого» осуществляется на базе ценностного согласия, а в отношении «чужого» с целью ценностного переформатирования. Как ценностное согласие, так и ценностное переформатирование строятся на фундаменте целеполагания совместного сосуществования. Таким образом, построение такого общего фундамента преследует выполнение задачи не только консенсуса по поводу совместного сосуществования, но и формулировку согласованных целей дальнейшего совместного развития.

Конфликтные проявления адаптации иммигрантов в информационной среде носят универсальный характер, свойственный общеевропейской тематике публикаций. В блогосфере египетского сообщества поднимаются проблемы втягивания приезжающих в незаконную деятельность, например, покупку дипломов об образовании (https://ar-ar.facebook.com/pages/category/Organization/الجالية -المصرية -بروسيا -Египетское-сообщество-в-Российской-Федерации-265962163601718).

Иммигранты, использующие практики конформизма или, напротив, ориентированные на конфронтацию, не испытывают потребности в адаптации. Для конформистов свойственна установка на ассимиляцию до уровня изменения этнокультурной идентичности в последующих поколениях, а конфликтные установки имеют выражение либо во временном, ситуативном использовании своего статуса (например, при транзитном передвижении в страны Европейского союза), либо в противоправной деятельности с противопоставлением социальному окружению.

Инновации как адаптивные практики реализуются в форме социокультурных проектов, выполняющих функции не только внутригрупповой интеграции, но и внешнего культурного позиционирования. Примером может служить информационная деятельность Русско-арабского культурного центра в Санкт-Петербурге (далее – Центр), который размещает информацию о событиях, происходящих на исторической родине. Например, была опубликована информация о египетском спутнике: «Доктор Мохаммед Захран, глава Национального управления по дистанционному зондированию и космическим наукам, объявил, что Египет запустил спутник (CubeSat) на орбиту Международной космической станции». Захран сказал в заявлении для прессы, что этот спутник был спроектирован, запрограммирован, протестирован и изготовлен с участием исключительно египетских исследователей (https://www.albawabhnews.com/3678602). Центр также размещает информацию в Facebook, его представители участвуют в различных мероприятиях просветительского характера, таких как семинары по проблемам этно-конфессионального взаимодействия с участием представителей петербургского университетского сообщества и исламскими религиозными деятелями.

Адаптивные практики ритуализма ориентированы на принимающее большинство как ответ на ожидания проявлений традиционных социальных действий, таких как праздники, дни национальных культур, ярмарки и т.п. Примером медиатизации ритуализированных адаптивных практик также может служить информационная деятельность Центра по созданию школ арабского языка (https://www.facebook.com/المركز -الثقافي -الروسي -العربي -في -سانت -بطرسبورغ -روسيا -287429644733492).

 

Этнокультурные медиасегменты

Рассмотрим специфику этнических медиа, выполняющих адаптивные функции, на примерах наиболее крупных этнокультурных сегментов.

Узбеки – самая крупная по численности миграционная группа и, соответственно, количественно наибольшая целевая этнокультурная аудитория. За период с января по сентябрь 2018 г. в Российской Федерации в целом на учет поставлено 3 446 849 приезжих Узбекистана, из них 1 573 791 человек – это трудовые иммигранты1. Узбекский медиасегмент (1 – СМИ, 9 форумов, 8 групп в социальных сетях), помимо утилитарных вопросов трудоустройства, решает задачи коммуникации внутри сообщества и поддержания связи с родными и близкими в Узбекистане. Основные проблемы сообщества, исходя из содержания коммуникации, находятся в сфере экономических отношений. В настоящее время российские работодатели не учитывают квалификационные особенности приезжающих, основная масса которых распределяется на неквалифицированные виды работы. Приезжие из Узбекистана также поддерживают связь с представителями других национальностей. Как правило, подобная коммуникация носит специфически трудовой характер и перетекает в формы специализированного профессионального общения. Из социальных проблем отмечается реакция принимающего большинства, которая продолжает оставаться безразличной или настороженной. Некоторые представители данной группы оформляют семейные отношения с горожанами, благодаря чему процесс адаптации происходит быстрее и продуктивнее, что также находит свое отражение в содержании сетевого общения.

В таджикском сегменте (2 – СМИ, 3 форума, 4 группы в социальных сетях) представлена актуальная информацией о свободных трудовых вакансиях, контактных данных миграционных служб. Таджики в объеме миграции в России занимают второе место – около 800 000 человек. Представленные информационные ресурсы помогают решить следующие вопросы: «Как оформить документы и не стать нелегалом в России?», «Как получить патент?», «Как выйти из "черного списка" ФМС?», «Что делать, если мигранта задержала полиция?» и др. Ранее приехавшие оказывают помощь вновь прибывшим в процессе адаптации, и самым быстрым источником информационной поддержки выступают группы в социальных сетях. Как правило, такая информация представлена как на русском, так и на таджикском языке.

К совокупному арабскому сообществу относятся группы алжирцев, палестинцев, сирийцев, ливанцев, египтян. Большинство из них – это студенты, временно находящиеся на территории Российской Федерации. Арабы приезжают в Россию, чтобы получить образование (доминируют профессии врача и инженера) и вернуться на родину. Трудовых иммигрантов-арабов в России незначительное количество. Трудовые иммигранты из арабских стран, не нашедшие работу по профессии, занимаются мелким бизнесом. Также выделяется группа оставшихся в России интегрированных в российское общество вследствие заключения межнациональных браков с представителями принимающего большинства или других сообществ. Информационные ресурсы, ориентированные на арабов (4 – СМИ, 3 форума, 19 групп в социальных сетях), группируются по сообществам выходцев из отдельных стран. Наиболее активно в арабском медиасегменте алжирское сообщество. Так как большую часть арабских иммигрантов составляют студенты, то созданные ими группы в сетях хорошо структурированы, в них размещена информация о родной стране и культурная продукция – национальная музыка, фильмы и книги. Запросы сообщества формируются преимущественно в области образования и социализации, процесса получения новых знаний на неродном языке. Для арабов адаптивный процесс более «мягкий», чем, например, для таджиков и узбеков, поскольку студенты из Палестины, Алжира, Сирии, Ливии, Египта приехали обучаться лишь на определенный срок, а не для длительного проживания, чаще всего они не нуждаются в трудоустройстве.

Специфика содержания азербайджанского медиасегмента (1 – СМИ, 1 форум, 11 групп в социальных сетях) состоит в удовлетворении спроса на информацию, предназначенную для инкорпорации в мегаполисе (программа переселения, транспортные перевозки, получение документов российского государственного образца и т. д.). Особенностью группы является наличие укорененной части, представленной азербайджанцами, которые получили образование в советское время и остались в городе или работали в нефтедобывающем секторе и переехали в Санкт-Петербург после выхода на пенсию. Основная часть сообщества, сформировавшаяся после распада СССР, занята в сфере торговли. По данным Центра миграционных исследований в Санкт-Петербурге численность азербайджанцев составляет 200 тыс. человек2. Процесс адаптации выходцев из Азербайджана происходит легче и быстрее по сравнению с другими группами, что объясняется их большей активностью и общительностью. Данной группе свойственна внутренняя сплоченность в сочетании с ориентацией на адаптацию. Азербайджанские медиаресурсы сообщают об актуальных городских событиях и культурных мероприятиях, проводимых диаспорой.

Миграция из Казахстана в Россию в своем основном объеме носит невозвратный характер, этническое большинство в миграционном потоке – русские, которые выезжают на постоянное место жительства. Общее количество иммигрантов из Казахстана в Российскую Федерацию составляет 502 420 человек3. В самом Казахстане наблюдается подобный процесс переезда этнических казахов из соседних республик, прежде всего из Узбекистана. Казахи, приезжающие в Санкт-Петербург, относительно хорошо владеют русским языком, их средний возраст – 25−40 лет. Казахский медиасегмент (1 форум и 50 групп в социальных сетях) имеет простую структуру с ядром в виде форума (tamtam.chat/kazrussiaclub) и периферией социальных сетей. Форум не только служит площадкой для информационной помощи и обмена опытом, но и предоставляет возможность собирать и хранить базу документов, необходимых для переселения.

Остальные этнические сообщества создают для коммуникации группы в социальных сетях, из которых численно выделяются армянский, киргизский и туркменский сегменты.

Среди ресурсов, выполняющих адаптивные функции, выделяется сегмент, объединяющий медиа, которые можно определить как межэтнические, предназначенные для различных этнических сообществ. К подобным ресурсам можно, например, отнести портал «Интерфакс-религия», на котором представлена информация религиозного характера, отражены события, посвященные религиозным праздникам и т.п. В социальных сетях создано около полусотни подобных сообществ и групп, на которых приезжающие могут найти любую интересующую их информацию.

 

Выводы

Основные виды медиа, которые выполняют адаптивные функции, представлены:

  1. Медиаресурсами, в содержании которых доминирует информация о вакансиях для иммигрантов, миграционном законодательстве, правилах легализации, условиях работы. В их деятельности ярко выражены нормативно-регулятивная функция и функция социальной мобильности, способствующие продвижению иммигранта в системе социальной стратификации и нацеленные на обретение легального статуса. Данная группа ориентирована на хозяйственную и социокультурную формы адаптации.
  2. Тематические чаты, форумы и группы в социальных сетях, где иммигранты общаются с соотечественниками, обсуждают бытовые вопросы и проблемы повседневной жизни. Данная группа способствует психологической адаптации иммигранта в новой для него среде, коммуникация призвана координировать стереотипы принимающего большинства и этнокультурных сообществ, формировать новые способы восприятия социальной действительности.
  3. Сообщества и группы в социальных сетях, содержание которых представляют сведения о национальных праздниках, обычаях и традициях принимающей стороны. Данная группа способствует культурной адаптации приезжих, усвоению новых представлений и формированию общего для всех жителей мегаполиса уклада жизни.

Адаптивные практики этнокультурных сообществ Санкт-Петербурга и содержание медиаресурсов, предназначенных для иммигрантов, имеют четко выраженную взаимосвязь. Формы и проявления адаптации также находятся в зависимости от функций, осуществляемых как группой принимающего городского большинства, так и этнокультурными сообществами в отношении адаптируемых индивидов. Медиаресурсы формируются как коммуникативные узлы проблем, которые являются для каждой группы наиболее актуальными и злободневными.

Проблемы, которые можно считать в высшей степени востребованными для всех групп иммигрантов, прежде всего связаны с легальным трудоустройством и законным проживанием на территории Российской Федерации. Для реализации адаптивных практик трудоустройства и легализации созданы специальные сайты и форумы, где иммигрантам оказывается правовая поддержка, предоставляются актуальные сведения о трудовых вакансиях, описывается необходимое документальное сопровождение и условия его оформления.

Для ряда этнокультурных сообществ (арабов, армян, азербайджанцев, казахов) проблемы трудоустройства и легализации не являются первостепенными. Армяне, азербайджанцы и казахи хорошо владеют русским языком, социально адаптированы, знают культурные и правовые особенности страны, в которую приезжают для трудовой деятельности. Для представителей данных групп не такой шокирующей и болезненной, с психологической точки зрения, оказывается адаптация в новой среде, так как они относительно хорошо владеют русским языком, обладают достаточными для адаптации знаниями об истории России, понимают ментальность принимающего большинства, знакомы с его обычаями и традициями.

Социализация оказывается важной для всех групп иммигрантов, поскольку им требуется время и поддержка для освоения в новом культурном и социальном пространстве. Все группы проходят путь психологической, культурной и социальной адаптации. Это неизбежный процесс, который требует времени, больших физических и душевных усилий со стороны иммигрантов, а также фундаментальной поддержки со стороны тех, кто занимается вопросами миграционной политики и адаптации иностранцев в Российской Федерации.

Каждое этнокультурное сообщество обладает уникальным комплексом информационных запросов, специфика которых определяется многими причинами. Главными среди них являются: степень владения русским языком, цель приезда в новую страну (трудовая деятельность, учеба, постоянное проживание на данной территории, брак и создание семьи), количество соотечественников, которые проживают на новом месте и уже прошли или еще проходят путь адаптации. Тем не менее общей целью для всех групп вне зависимости от их специфики и различий является стремление к полноценной адаптации, которая позволить жить, учиться и работать в новых условиях. Для всех сообществ характерно сочетание четырех групп адаптивных практик: хозяйственных, культурных, социальных и психологических. В каждой из групп в качестве компонентов присутствуют проявления, свидетельствующие об участии медиа в реализации адаптивных функций, среди которых выделяются нормативно-регулятивная, социализирующая, психокоррекционная и функция социальной мобильности.

В дальнейших исследованиях роли медиа в процессах адаптации иммигрантов необходимы уточнения критериев эффективности. В качестве площадки продуктивного обмена актуальной и важной информацией выступают социальные сети. Функции, которые они выполняют, заключаются во внутри- и межгрупповой коммуникации, предоставлении информации о вакансиях, контактных данных представительств и миграционных служб, ответственных за трудоустройство. Актуальность информации, представленной в сетевых сообществах, подтверждается ее достоверностью и своевременностью, чего нельзя сказать о сведениях, предоставляемых этническими СМИ.

Мы предполагаем, что деятельность этнических СМИ может быть успешной при ориентации на сообщества «других», склонных к сохранению собственного своеобразия при использовании ряда нормативно и культурно одобряемых городским большинством адаптивных практик. Из множества форм адаптации выделим две, преимущества которых возможно применить в журналистской деятельности. Первая форма состоит в инновациях, которые одобряются принимающей культурой, но не могут продуцироваться ею самой. Инновации лежат в основе этнического разделения труда, которое обусловлено различием природных, географических, климатических условий жизни тех или иных этнических групп. Подобное разнообразие приводит к определенной сельскохозяйственной, производственной и торгово-посреднической специализации этносов. Инновации могут использоваться и как темы журналистских произведений, и в целях рекламы уникальных этнических продуктов и услуг. Вторая адаптивная форма представлена ритуализмом в этнических медиа, прежде всего в качестве способа вовлечения инокультурной аудитории на базе интереса к непривычным и несвойственным для большинства мегаполиса элементам культуры. Однако в силу существования комплекса критических факторов этническая журналистика в настоящее время проигрывает в эффективности другим видам медиадеятельности, использующим в произведениях выделенные формы адаптации, − таким, как научно-популярная, историческая, трэвел-журналистика и т.п. Таким образом, потребность в адаптации вытесняется в стихийно формируемые сегменты медиапространства, которые не подвергаются административному контролю и не зависят от экономической конъюнктуры.

 



Примечания

  1. Отдельные показатели миграционной ситуации в Российской Федерации за январь – сентябрь 2018 года с распределением по странам и регионам. 2018. Окт., 19. Режим доступа: https://мвд.рф/Deljatelnost/statistics/migracionnaya/item/14852910/
  2. Юнусов А.С. Трудовая миграция из Азербайджана: стратегии интеграции в рынок труда и риски // Центр миграционных исследований. 2003. Режим доступа: http://migrocenter.ru/publications-trud_m-06
  3. Отдельные показатели миграционной ситуации в Российской Федерации за январь – сентябрь 2018 года с распределением по странам и регионам.

 

Библиография

Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / пер. с англ. М.: «КАНОН-пресс-Ц»; «Кучково поле», 2001.

Блохин И.Н. Журналистика в этнополитических коммуникациях: интерпретации толерантности // Гуманитарный вектор. Серия: История, политология. 2014. № 3 (39). С. 110−115.

Корконосенко С.Г., Бережная М.А. Сетевые медиа сообществ: соотношение коммуникаций онлайн и деятельности офлайн // Социально-гуманитарные знания. 2017. № 8. С. 216−234.

Коротких Ж.А. Межличностные отношения в межкультурном общении: конфликт или толерантность? // Социальные коммуникации: новое в науке, образовании, технологиях: Мат. междунар. науч.-практ. конф. СПб: Роза мира, 2004. С. 191−193.

Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М.: ACT: ACT МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006.

Смолярова А.С. Функциональное своеобразие этнокультурных медиа // Медиаскоп. 2014. Вып. 3. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/1568

Сулягина Ю.О. Интеграция и адаптация трудовых мигрантов: стратегии, этапы, политика // Социальная политика и социология. 2014. Т. 1. № 4. С. 22−31.

Тишков В.А. Реквием по этносу: Исследования по социально-культурной антропологии. М.: Наука, 2003.

Хубецова З.Ф. Региональная журналистика в поисках идеи территориальной идентичности (опыт Москвы) // Медиакоммуникации в современном мире: мат. Всерос. науч.-практ.. конф. 23−25 декабря 2015 г. М., 2016. С. 194−202.

Якимова О.А. Медиадискурс иностранной миграции в Россию в контексте конструирования межэтнического взаимодействия // Журнал социологии и социальной антропологии. 2015. Т. XVIII. № 3. С. 123−136.

 

Korkonosenko S., Berezhnaia M. (2017) Community Media Online: Research Approaches and Practices of Functioning (case of ethnic media). HOLOS 5 (33): 370−381. DOI: 10.15628/holos.2017.6106