Languages

You are here

Медиапотребление видеоконтента цифровым поколением

Научные исследования: 
Авторы материалов: 

 

Ссылка для цитирования: Круглова Л.А. Медиапотребление видеоконтента цифровым поколением // Медиаскоп. 2019. Вып. 2. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2542

 

© Круглова Людмила Алексеевна
кандидат филологических наук, доцент кафедры телевидения и радиовещания факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия), abiljo@mail.ru

 

 

Аннотация

 Вопросы медиапотребления сегодня приобретают особую важность: они встают как перед практиками и медиаизмерителями, так и перед теоретиками медиакоммуникации. В статье представлены результаты третьего этапа исследования потребления видеоконтента в Интернете жителями России − исследование видеопотребления представителями российского цифрового поколения. На основе анализа дневниковых панелей контрольной группы молодых людей − москвичей, представителей «цифрового племени», − была сделана попытка выявить временные сегменты видеосмотрения, продолжительность контакта с видеоматериалом, популярные платформы видеоконтента, предпочтительные тематики, отношение к рекламе, а также технологические, психологические, мотивационные особенности видеопотребления поколением Z.

Ключевые слова: медиапотребление, видеоконтент, цифровое поколение, аудиторное поведение, видеопотребление.

 

Введение

Трансформация медиаконтента в цифровую эпоху, и изменение медиапотребления с учетом поколений соответственно, тщательно изучают сегодня как зарубежные, так и российские исследователи (Barker, Turnbull, Mathijs (eds.), 2014; Дунас, 2019; Амзин, 2016; Коломиец, 2010; Назаров, 2014 и др.). Процессы конвергенции, гибридизации, мультимедиатизации и глобализации влияют на многие характеристики медиапотребления и меняют традиционные бизнес-модели (Вартанова, 2014, 2015; Вартанова, Пую, 2017). Трансформируется и восприятие различных журналистских форматов (Аникина, Ермошкина, Искаков, Кобзев и др., 2016). В рамках общих исследований о трансформации медиаконтента в цифровой среде особое место отводится анализу потребления видеоконтента. До широкого распространения Интернета видео ассоциировалось в основном с телевизионным вещанием. С развитием Интернета телевидение потеряло монополию на распространение аудиовизуального контента (Вартанов, 2017). Вопросы трансформации аудиовизуального контента на новых технологических площадках поднимала Л.А. Круглова (2012). В мире в последнее десятилетие наблюдается рост нелинейного потребления видео через сервисы по запросу, в том чисте OTT-видеосервисы (Over-the-top). О российском опыте функционирования ОТТ-сервисов впервые написали Г.Г. Щепилова и М.С. Шейкина (2016) и предложили систему классификации, проанализировав основные модели монетизации.

Проблема изучения видеопотребления в цифровой среде чрезвычайно актуальна. По прогнозам шведской мобильной компании Ericsson, в 2023 г. две трети всего мобильного интернет-контента будет составлять видеоконтент1. Появились также медиаизмерительные компании, которые начали вести статистику и анализ просмотров видео в Интернете: Comscore (Video Metrix), DeloitteNielsen, GlobalWebIndex, Mediascope (Web Index).

В России аудитория Интернета в 2017 г. достигла 90 млн человек, или 73% населения страны. В 2017 г. аудитория мобильного Интернета в России впервые превысила десктопную аудиторию. 59% населения, или 73 млн человек, пользуются Интернетом через мобильные устройства хотя бы 1 раз в месяц. 18% населения используют только мобильный Интернет2. 69,3 млн. человек, или 47% населения, − аудитория онлайн-видео в России. Из них 3 млн человек − количество платящих пользователей онлайн-видео. Крупнейшими игроками по объему аудитории на российском рынке онлайн-видео в 2017 г. стали YouTube с аудиторией в 26,8 млн человек и социальная сеть «Одноклассники» (входит в Mail.Ru Group), которая собрала аудиторию в 14,7 млн человек. Система дистрибуции видеоконтента В2В сервис, а не видео-хостинг как таковой − Pladform, ролики которой охватили 21,5 млн человек. Крупнейшим игроком Рунета по объему аудитории онлайн-видео также стал медиаселлер, который формально не является видео-ресурсом, а предлагает собственные рекламные продукты на разных цифровых площадках − IMHO (дочерняя компания НСК), чья аудитория достигла 17,5 млн человек. По подсчетам J'son & Partners Consulting по итогам 2017 г. объем российского рынка легальных видеосервисов достиг 15,89 млрд рублей без НДС (+42% к предыдущему году). Таким образом, за два года объем рынка практически удвоился3.

Западные исследователи и практики подходят к вопросу изучения медиапотребления с учетом поколенческих особенностей (Howe, Strauss, 1991). Согласно теории поколений Хоува и Штрауса, людям внутри каждого поколения свойственны аналогичные поведенческие модели и схожее восприятие действительности. Четыре поколения, условно обозначенные названиями «беби-бумеры», X(«миллениалы» (millennials)) и Z, сменяют друг друга каждые двадцать лет. Самое молодое поколение – Z − сегодня становится отдельным объектом исследования. Его основная особенность − рождение и взросление в условиях цифровизации. Марк Пренски (2001) назвал представителей поколения Z «цифровыми аборигенами» (digital natives) и противопоставил их тем, кто столкнулся с цифровыми технологиями в более зрелом возрасте, − «цифровым иммигрантам» (digital immigrants). Дэвид Уайт и Элисон Ле Корню (White, Le Cornu, 2011), в свою очередь, предложили типологию онлайн-жителей поколения Z, назвав их и «цифровым племенем» (digital tribe), и «цифровым поколением» (digital generation) и разделив на «цифровых резидентов» (digital residents) и «цифровых посетителей» (digital visitors). Все исследования в этой области говорят об обособленности данной возрастной группы из-за того, что на инстинктивном уровне она способна взаимодействовать с цифровыми технологиями.

В своих исследованиях, анализируя медиапотребление, Д.М. Вьюгина (2017, 2018), акцентирует внимание именно на специфике цифрового поколения России, так как именно эта возрастная категория (2000 г. рождения, плюс или минус 4 года) наименее изучена, лишь недавно попав в выборку медиаизмерителей.

Многие аспекты, которые связаны с трансформацией видеопотребления и изменением поведения аудитории, остаются малоизученными.

 

Методология исследования

В 2018 г. кафедра телевидения и радиовещания в рамках исследовательского проекта факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова начала работать над темой «Трансформация контент-стратегий современного радиовещания и телевидения в цифровой среде». В рамках данного исследования была выделена локальная тема, и решено было провести анализ медиапотребления разными возрастными группами. Профессором Г.Г. Щепиловой и доцентом Л.А. Кругловой был разработан трехэтапный уровень исследования с использованием различных методов, который позволил проанализировать мотивационную и психологическую специфику видеопотребления разными возрастными группами, которые проживают в разных технологически оснащенных населенных пунктах. Основной задачей исследования стало выявление практик медиапотребления видео в Интернете с учетом возрастных категорий, проживающих в разных регионах России, а также отношение разных аудиторных групп к рекламе в видеоконтенте. Исследование проводилось с мая по октябрь 2018 г. и делилось на несколько этапов с применением различных методов исследования. В мае были определены исследовательские задачи и конфигурация исследования, разработаны основные инструменты – опросные листы, задачи для личных интервью и дневники.

С июня по сентябрь 2018 г. было запущено пилотное анкетирование, главной целью которого было выяснить потребление видеоконтента в Сети и отношение к платному видеоконтенту, а также к восприятию digital-видеоинформации. Анкета состояла из 25 вопросов, среди которых учитывались разные параметры: демографические и поведенческие характеристики аудитории, технологические возможности, отношение к платному контенту. Кроме того выяснялось, с каким видом видеоконтента респонденты сталкиваются чаще всего; что может заставить их посмотреть видео; с какой тематикой и форматами встречаются в цифровой среде; влияет ли на решение смотреть то или иное видео хронометраж, качество картинки и звука, рекомендации каких-либо лиц. Было проанализировано 416 анкет. По возрастным критериям респонденты в целом распределились следующим образом: 34 года и старше – 42%, 24−33 года – 35%, и 20% − группа 16−24 года. В августе 2018 г. с помощью личного интервью (face-to-face) было опрошено 146 респондентов. Основная часть – 90% – в группе 24−38 лет. То есть большая часть респондентов двух этапов исследования представляла предшествующие поколению Z поколения Y и Х. Результатами исследования стали следующие выводы. Существует значительная часть аудитории, которая пока не вовлечена в видеопросмотр в цифровой среде. Чаще всего видеоконтент респонденты смотрят в социальных сетях. В личных интервью в приоритете выбора площадок – YouTube. При этом нет противоречия между опросом и личными интервью. В личных интервью интервьюеры разделяли видеохостинг YouTube и социальные сети. В опросе этого разделения не было сделано. Сайты телеканалов оказались самыми невостребованными, хотя обладают большим количеством контента, иногда эксклюзивного. Самым популярным типом видеоконтента стали кино и сериалы. Возможно, поэтому большая часть аудитории не ограничивает допустимый хронометраж видео и не обращает внимания на длительность видеоматериала. Хотя часть аудитории все же выделяля и форматы с малым хронометражом. Главной мотивацией к просмотру респонденты называют в опросе рекомендации друзей, хотя в личных интервью наряду с такой мотивацией назывался и случайный выбор. Аудитория выбранных возрастных групп в большинстве своем не готова платить за контент в Интернете. И не готова смотреть рекламу, отключая рекламные ролики, в случаях, когда это возможно сделать.

Предыдущие этапы исследования велись на основе стихийной выборки. Только на последнем была выделена группа молодых людей, проживающих в Москве. Критерием отбора респондентов стал возраст участников: поколение Z в России − это рожденные с 2000 г., − с учетом «погрешности» в 4 года, верхняя планка возраста составила 24 год. Считается, что это один из ключевых кластеров потребителей видео в Интернете: живут в технологически развитом мегаполисе с высоким уровнем проникновения Интернета и мобильных сервисов, обладают смартфонами, мотивированы на получение различного рода информации. Активны, амбициозны и с перспективными планами на жизнь. Данную группу мы рассматривали как контрольную. Количественная и качественная стратегии исследования были решены методом дневниковой панели. Периодом выборки стала рандомная неделя с 21 по 28 сентября 2018 г. По данным 1-Росстат4 на 1 января 2017 г. в России в возрасте от 20 до 24 лет проживает 7 828 тыс. человек. Авторами дневников наблюдения стали учащиеся на второй ступени высшего образования, первого курса магистратуры факультета журналистики МГУ. В шести основных вопросах кодификатора дневниковой панели особое внимание обращалось на временной слот просмотра видеоконтента, площадки, где находилось видео, хронометраж, время просмотра, мотивация к просмотру и наличие/отношение к встроенной рекламе.

Было собрано 28 дневников, но в исследование попало лишь 20 дневниковых записей. 8 записей было изъято из исследования в связи с некачественным заполнением. За неделю выбранные респонденты обращались к видеоконтенту в общей сложности 395 раз, то есть в среднем 20 соприкосновений с видео на человека. Хотя были респонденты, которые смотрели видео больше 73 раз за неделю, и такие, которые потребляли видеоконтент только 5 раз за выбранную неделю.

 

Таблица 1. Количественные показатели дневниковых панелей (неделя 21−28 сентября 2018 г.)

Количество дневников

Количество соприкосновений

с видео

Среднее количество соприкосновений на одного человека

20

395

19,75

Источник: Дневниковые панели, которые проводились в течение недели с 21 по 28 сентября 2018 г.

 

Временные слоты, площадки видеоконтента и глубина просмотра.

Чаще всего респонденты смотрели видео вечером. Пик просмотров относится к временному слоту с 18.00−19.00 − на это время приходится 31 соприкосновение − 7,8%, далее идут 20.00−21.00 и 23.00−24.00 − на них приходится по 29 соприкосновений. Меньше всего просмотров выпадает на временной промежуток с 2 ночи до 7 утра − всего 14 просмотров. В определении временного слота были и туманные формулировки: «как проснулась», «во время работы».

 

Таблица 2. Временные слоты просмотра видеоконтента респондентами (неделя 21−28 сентября 2018 г.)

Временные слоты

Количество просмотров

%

Утро

06.00−12.00

85

21,5

День

12.00−18.00

107

27

Вечер

18.00−00.00

159

40,2

Ночь

00.00−06.00

44

11,1

 Источник: Дневниковые панели, которые проводились в течение недели с 21 по 28 сентября 2018 г.

 

Среди площадок лидируют YouTube и Instagram. С помощью этого видеосервиса и социальной сети респонденты чаще всего соприкасались с видеоконтентом. «ВКонтакте» дал 3,72% просмотров, Twitter − 2,17%, а видеохостинг RuTube только 0,93%. Через поисковики смотрело 2,79% респондентов. Следует отметить и пиратские сайты с художественной видеопродукцией (сериалы и фильмы), сайты телевизионных каналов и мессенджер WhatsApp. С помощью мессенджера WhatsApp видеоконтент смотрели только два раза , и это был видеоконтент, созданный родственниками респондента.

 

Таблица 3. Площадки видеоконтента (неделя 21−28 сентября 2018 г.)

Площадки

Количество

%

YouTube

114

35,5

Instagram

113

35,3

Twitter vk.com

19

5,9

Яндекс.Видео

9

2,8

Сайты сериалов и фильмов

(lostfilmhd.ru, kadu.ru, big-bang-online.ru, cobrafilm, rutubeivi.ru,пиратские сайты, gidonline, start.ru)

30

9,3

Сайты СМИ (ТНТ бонус, Первый канал, еДождь, Reuters, kultura.ru, afisha.ru, Arzamas, MatchTV, TV3)

23

7,3

Образовательные сайты (Открытое образование, Fenglish.ru)

6

1,8

Другие (Twitch, WhatsApp, Аpple Music)

6

1,7

 Источник: Дневниковые панели, которые проводились в течение недели с 21 по 28 сентября 2018 г.

 

Время просмотра, независимо от хронометража видео, колеблется от нескольких секунд (как правило в общественном транспорте) до 10 часов практически без остановки. Несколько секунд − это, как правило, Stories в Instagram, видео в Instagram, YouTube и «ВКонтакте». Около получаса и более − это блоги, трансляции, лекции, телевизионные программы, фильмы документальные и художественные, сериалы.

 

Таблица 4. Время просмотра (неделя 21−28 сентября 2018 г.)

Время просмотра

Количество

%

до 1 минуты

16

5,12

1−5 минут

81

25,92

5−10 минут

32

10,24

10−15 минут

31

9,92

15−20 минут

16

5,12

20−30 минут

39

12,48

30−60 минут

50

16

1−2 часов

44

14,08

2−3 часов

4

1,3

3−5 часов

2

0,6

5−10 часов

1

0,32

Источник: Дневниковые панели, которые проводились в течение недели с 21 по 28 сентября 2018 г.

 

Тип контента и отношение к рекламе.

Пересечений контента среди респондентов очень мало. Чаще всего в общих ответах встречается творчество Юрия Дудя (как на YouTube, так и в Instagram, как шоу, так и документальные фильмы) − 9 раз у разных респондентов было сказано о просмотре его программ. При этом смотрели как новые, так и давно вышедшие программы и документальные фильмы. 6 раз встречалось имя Ольги Бузовой в разных видеоформах, чаще связанных с телешоу канала ТНТ «Замуж за Бузову». Instagram, как Stories, так и видео, как прямой эфир, так и Instagram ТВ, лидирует среди просмотров. Смотрят как истории знакомых, так рекомендованные площадкой Stories. В Instagram встречается контент развлекательного, образовательного и информационного характера, а также обзоры и видеоклипы. В какой-то степени Instagram стал полноценным конкурентом YouTube в плане видеохостинга. Запись телевизионных программ смотрят как на YouTube, так и на сайтах телеканалов, так и «ВКонтакте». Это в основном развлекательные передачи, где лидируют «Вечерний Ургант» и «Комеди». Сериалы в большинстве своем − отечественного производства, которые показывают по ТВ. Из документальных фильмов лидирует творчество Л.Парфенова. Свою нишу, хоть и маленькую, занимают видеолекции и уроки.

 

Таблица 5. Тип контента (неделя 21−28 сентября 2018 г.)

Типы контента

Количество

%

Stories Instagram

46

14,6

Instagram видео

59

18,3

Телевизионные программы

30

9,3

Блоги

33

10,2

Сериалы, фильмы художественные и документальные

59

18,3

Различные видео (YouTube,VK, Twitter etc)

78

24,2

Лекции, стрим, аниме

10

3,1

 Источник: Дневниковые панели, которые проводились в течение недели с 21 по 28 сентября 2018 г.

 

В качестве мотиваций просмотра видео лидировал ответ «не знаю», «залипла», «отвлечься» и «не могла остановиться», хотя не менее важной мотивацией было «хочу быть в курсе, того, что обсуждают», «что нового у моих друзей». Также достаточно часто респонденты указывали в качестве мотивации – «приготовление/прием пищи», «поездка в общественном транспорте», «привычка», «релакс». Встречались ответы, что «рекомендовал сервис/друзья», «само вылезло», а также заставляло смотреть наличие интересной респонденту персоны в кадре. Образовательный стимул тоже играет немаловажную роль в мотивации к просмотру.

Ни один из респондентов за время исследования даже не сделал попытки заплатить за видеоконтент в Интернете. В дневниковых записях чаще всего встречалась отметка об отсутствии рекламы. Забавнее всего это звучало, когда респондент заявлял тему видео «Реклама нового средства для макияжа в Stories подруги». То есть нативная реклама не воспринималась респондентами как реклама. Интересен опыт с блокировкой рекламы, притом отвечающий отметил, что AdBlock не всегда срабатывает.

 

Таблица 6. Отношение к рекламе (неделя 21−28 сентября 2018 г.)

Реклама

Количество

%

Не было рекламы

181

56,11

Перематывали, как только появлялась такая возможность

57

17,67

Смотрели рекламу

60

18,6

Не смотрели рекламу

15

4,65

Использовали AdBlock

9

2,79

Источник: Дневниковые панели, которые проводились в течение недели с 21 по 28 сентября 2018 г.

 

В качестве дополнения скажем: в результате разбора дневниковых записей было выяснено, что большинство респондентов никогда не размещали в открытый доступ видеоконтент на YouTube, используя этот видеохостинг только как закрытое хранилище контента, редко ставили «like» и практически никогда не комментировали на этой площадке. Из интерактивных функций использовали только «репост» или «share». Самой активной площадкой для размещения видео и видеотрансляций, отметок «like» и комментариев среди респондентов оказалась социальная сеть Instagram.

 

Основные выводы

Результаты дневниковых панелей подтвердили результаты двух предыдущих этапов исследования. Представители различных поколений предпочитают смотреть видеоконтент на YouTube и в социальных сетях, хотя фактически видеоконтент в большинство социальных сетей встроен с видеохостинга YouTube. Сайты традиционных СМИ, в том числе телеканалов, оказались самыми невостребованными в плане видео, хотя обладают большим количеством контента, иногда эксклюзивного. В то же время телевизионные программы как тип видеоконтента достаточно востребованы, хотя потребляются на других платформах − YouTube и в социальных сетях. Как и у представителей поколений X и Y, у поколения Z самый популярный тип видеоконтента − это кино и сериалы, хотя к ним добавился диаметрально противоположенный контент − Stories и видео в Instagram. Здесь прослеживается связь с хронометражом просмотра − самая распространенная временная глубина просмотра от 1 до 5 минут, затем идет 1−2 часа и на третьем месте 20−30 минут, где короткие временные отрезки − это, как правило, соцсети, а более длинные − это сериалы и различные информационно-развлекательно-образовательные видео наподобие программы «вДудь». Утро отдается, как правило, короткому и быстрому видеоконтенту, а вечер − более длинному и сложному. Главными мотивациями к просмотру респонденты всех возрастов называют рекомендации друзей и случайный выбор. Представители цифрового поколения конкретизируют свои мотивации желанием «быть в тренде», то есть по сути знать, что смотрит и делает их окружение, а также просто отвлечься, отдохнуть, ничего не делать, невозможность остановиться хаотично смотреть видео, которое безостановочно предлагается сервисами и сетями. Аудитория видеоконтента в Интернете всех возрастных групп в большинстве своем не готова платить за контент и за видеоконтент, в частности. Прероллы и мидл-роллы – малоэффективный рекламный инструмент, если их можно пропустить. Работают, и то скорее раздражающе, так называемые bumper − 6 секунд, которые нельзя промотать в начале ролика на YouTube и которые сервис начал тестировать с 2018 г. как новые рекламные формы. В результате исследования мы пришли к выводу, что респонденты просто не замечают рекламные блоки, а если отвечают, что смотрят их, то имеют в виду, что смотрят не глядя, отключаясь физически и не воспринимая рекламный месседж. Это подтверждается тем, что молодые люди не утруждают себя установкой блокирующих рекламу программ. Цифровое поколение лояльно относится и к нативной рекламе и рекламным постам друзей и знаменитостей, как правило не отождествляя подобные посты вообще с рекламой.

Итак, удалось представить среднестатистический портрет «цифрового человека», который по вечерам часами «залипает» на Stories друзей в Instagram, на сериалы или передачи, не видя и не замечая рекламы.

 



Примечания

  1. Ericsson Mobility Report. Режим доступа: https://www.ericsson.com/en/mobility-report (дата обращения: 11.10.2018).
  2. WEB-Index УИ, Россия 0+, Сен '17-Фев '18, прирост Сен'17-Фев'18 к Сен '16-Фев '17. Все 12+ лет, Monthly Reach, все устройства.
  3. Интернет в России в 2017 году: состояние, тенденции и перспективы развития. Отраслевой доклад Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям / под общей ред. К.Р. Казарян. М., 2018. С. 69.
  4. Оценка численности постоянного населения на 1 января 2018 г. и в среднем за 2017 г. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/ (дата обращения: 15.10.2018).

 

Библиография

Аникина М.Е., Ермошкина Т.А., Искаков Д.З., Кобзев М.В. и др. Восприятие длинных текстов поколением «цифровых островитян» // Медиаскоп. 2016. Вып. 1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/node/2089

Амзин А. Особенности медиапотребления // Как новые медиа изменили журналистику. 2012−2016. / под ред. С. Балмаевой, М. Лукиной. Екатеринбург: Гуманитарный ун-т, 2016. Режим доступа: http://newmedia2016.digital-books.ru/kniga/osobennosti-mediapotrebleniya/

Вартанов С.А. Телевизионные измерения в эпоху Big Data: концепции и примеры // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2017. № 3. С. 37–58.

Вартанова Е.Л. Телевидение: постсетевая модель // От центрального к цифровому: телевидение в России / под ред. В. Струкова и В. Зверевой. Воронеж: Воронежск. гос. педагогическ. ун-т, 2014.

Вартанова Е.Л. К вопросу о медиаисследованиях как актуальной области научного знания // МедиаАльманах. 2015. № 2. С. 8–10.

Вартанова Е.Л., Пую А.С. Об актуальности изучения медиасистем стран СНГ // МедиаАльманах. 2017. № 6. С. 8–13.

Вьюгина Д.М. Интернет в ежедневном медиапотреблении цифрового поколения России // Медиаскоп. 2018. Вып. 3. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2475
DOI: 10.30547/mediascope.3.2018.11

Вьюгина Д.М. Особенности медиапотребления цифрового поколения России // Медиаскоп. 2017. Вып. 4. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2386

Дунас Д.В., Вартанов С.А., Кульчицкая Д.Ю., Салихова Е.А. и др. Теоретические аспекты изучения медиапотребления российской молодежи: к пересмотру теории использования и удовлетворения /// Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2019. № 2. С. 3−28.

Коломиец В.П. Медиасреда и медиапотребление в современном российском обществе // Социологические исследования. 2010. № 1. C. 58−66.

Круглова Л.А. Трансформация аудиовизуального контента в новых медиа // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2012. № 3 С. 61−71.

Назаров М.М. Телевидение и Интернет: типология российского медиапотребления // Социологические исследования. 2014. № 6. С. 116−126.

Щепилова Г.Г., Шейкина М.С. Российский рынок видеосервисов: особенности монетизации // МедиаАльманах. 2016. № 6. С. 75−82.

 

Barker M., Turnbull S., Mathijs E. (eds.) (2014) Participations: Journal of Audience and Participation Studies 11(1). Режим доступа: http://www.participations.org/Volume%2011/Issue%201/contents.htm

Howe N., Strauss W. (1991) Generations: The History of America's Future, 1584 to 2069. New York: William Morrow & Company Inc.

Prensky M. (2001) Digital Natives, Digital ImmigrantsPart 1. On the Horizon 9 (5): 1−6. DOI: 10.1108/10748120110424816

White D.S., Cornu A.L. (2011) Visitors and Residents: A New Typology for Online Engagement. First Monday 16(9). Режим доступа: http://www.uic.edu/htbin/cgiwrap/bin/ojs/index.php/fm/article/viewArticle/3171/3049