Languages

You are here

«Основные британские ценности»: реакция качественных изданий Великобритании

Научные исследования: 

 

Ссылка для цитирования: Куцепалова Н.К. «Основные британские ценности»: реакция качественных изданий Великобритании // Медиаскоп. 2018. Вып. 3. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2471

 

© Куцепалова Надежда Константиновна
аспирантка кафедра зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия), n.k.budanova@gmail.com

 

Аннотация

В данной статье автор анализирует, как общенациональные британские качественные издания «Индепендент» и «Гардиан» реагируют на попытку государства сформулировать понятие «основные британские ценности» и обязать пропагандировать их среди населения с помощью системы образования. Сначала автор исследует, как и с какой целью появился концепт «основные британские ценности», а затем концентрирует внимание на том, как и в каком контексте его используют указанные издания.

Ключевые слова: объединяющие концепты, пресса, ценностно-регулирующая функция, Великобритания, основные британские ценности.

 

 

Введение

Культура граждан унитарных государств, на территории которых преимущественно проживают представители одной нации, поддается относительно простому анализу, так как она формируется под влиянием одних и тех же географических, исторических, религиозных факторов, находит свое выражение в одном и том же языке и, как результат, базируется на единых для ее носителей ценностях. Тем не менее сегодня в связи с активными миграционными потоками трудно найти страну, население которой полностью принадлежит к одной культуре, а процесс глобализации ставит будущее национального своеобразия под угрозу (Кустова, 2005: 118).

Существует ряд государств – таких, как Россия, США, Швейцария, Великобритания, – население которых всегда было негомогенно по своему этническому и культурному составу. Вопрос, что объединяет представителей этих культур и позволяет им сохранять единое государство, стоит особенно остро. В случае США мигранты из разных стран изначально объединялись вокруг единой идеи – «американской мечты», послужившей фундаментом для американской гражданской нации. Ситуация в России и Великобритании несколько сложнее, так как в этих странах сначала появилась гражданская нация – россияне и британцы – и только потом государство предприняло попытки найти точки соприкосновения, внедрить в общество объединяющие концепты. Ярким примером таких концептов может послужить теория официальной народности С.С. Уварова (1995), министра народного просвещения России середины 19 века, в которой сформулированы «те начала, которые составляют собственность России», а именно «православная вера, самодержавие, народность».

СМИ выступают одним из главных агентов социализации, способным охватить, в отличие от, например, школы, не одно поколение, но все население страны, что делает их наиболее привлекательным для государства как инструмент распространения подобных объединяющих концептов, ценностей. В связи с этим в данной статье мы рассмотрим попытки властей Великобритании с 2005 г. по 2014 гг. внедрить в британское общество (преимущественно через институт образования) концепт «основных британских ценностей» и проанализируем, как общенациональные качественные издания, на примере «Гардиан» (The Guardian) и «Индепендент» (The Independent), реагировали на действия государства.

Ценности в широком смысле изучались на протяжении веков представителями различных наук, в данной статье для понимания этого термина мы обращаемся к работам Л.В. Баевой (2003), Ш. Шварца (1992), П. Штомпки (2005), Ф. Знанецкого (1918). Британские и английские ценности в целом становились предметом изучения многих британских историков, антропологов и социологов, включая Л. Колли (1992), К. Фокс (2008: 2) и Д. Горера (1955). Однако следует заметить, что, как правило, в связи с неоднородностью британской нации, объектом изучения становились именно англичане, а не британцы, как, например, в работе Л.С. Кустовой (2015: 2). Непосредственно термин «основные британские ценности» в его актуальном состоянии рассматривался преимущественно в юридической и педагогической британской научной периодике, в то время как влияние медиа на его формирование и историю ранее не изучалось.

 

Термин «ценность»

В качестве одного из наиболее общих определений термина «ценность» с общефилософской точки зрения можно определить как «комплекс направленных от субъекта к объективной реальности волевых, эмоциональных, интеллектуальных переживаний, воплощающих в себе наиболее значимые целе- и смыслосодержащие притязания и устремления» (Баева, 2003: 2). Совпадения устремлений больших групп субъектов позволяют говорить о существовании общих ценностей, в том числе национальных. Тем не менее, несмотря на определение «общие» или интересующие нас в данной статье «национальные», даже обозначенная одним и тем же символом или понятием ценность осмысляется каждым индивидом по-разному, так как неотрывно связана с процессом личного переживания и, следовательно, является неотъемлемой частью субъективного мира, что делает ценность саму по себе для стороннего исследователя непознаваемой «вещью-в-себе». В то же время ценность можно воспринимать как вид информации об устремлениях субъекта, его представлениях об окружающем мире, то есть как средство для изучения самого субъекта. Именно ценности служат ориентиром при выборе направления деятельности, целей как отдельной личности, так и целого общества.

В данной статье нас прежде всего интересуют конкретные культурные ценности. В качестве мотива для какой-либо деятельности ценности рассматривал израильский ученый Ш. Шварц (1992: 2), чья теория универсальных, или базовых, человеческих ценностей лежит в основе более сотни современных кросс-культурных исследований, находящихся на стыке социологии, психологии, экономики и политологии. Он отождествил ценность и цель, являющуюся мотивом для деятельности человека. При этом абстрактность цели отличает ее от норм, которые всегда носят конкретный характер, связаны с определенными условиями, ситуацией, местом и временем.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что ценности, как основной фактор, направляющий деятельность отдельных людей и формирующий социальные процессы, способны преобразовывать окружающую реальность. Социальными процессами в условиях города, население которого многонационально, в начале XX в. заинтересовалась группа социологов Чикагского университета, впоследствии получившая название «Чикагская школа социологии». Представитель этой школы, польский социолог Флориан Знанецкий, серьезно занимался вопросом ценностей. Во введении к первому тому книги «Польский крестьянин в Европе и Америке», написанной в соавторстве с Уильямом Томасом, Знанецкий, рассуждает о необходимости создания прогнозирующей науки об обществе и формулирует две ее главные проблемы (Thomas, Znaniecki, 1918: 20). Первая заключается в том, как с помощью существующей социальной организации культуры можно повлиять на индивида так, чтобы он приобрел необходимые характеристики, а вторая – в том, как сам индивид может оказать влияние на культуру (Blumer, 1979: 6−20; Чеснокова, 2010: 192−226). При этом ценности рассматриваются как один из ключевых элементов культуры. Другой польский социолог Петр Штомпка (2005: 300), основываясь на идеях Знанецкого, культурные ценности определял как «правила, предметом которых являются добропорядочные, правильные, соответствующие цели действия», рассматривая ценности как элемент ценностно-нормативной системы.

Как ценности, принятые в культуре, могут повлиять на ее отдельного представителя, так и ценности индивида могут повлиять на общество в целом. В связи с этим политики, желая держать социальные процессы под своим контролем, часто пытаются самостоятельно сформулировать и внедрить в общество ориентиры, называемые ими ценностями, объединяющие концепты, которые позволили бы им корректировать поведение граждан и достигать желаемых политических, экономических и других целей. В данной статье рассматривается то, как СМИ обращаются именно с ценностями, сформулированными политиками в конкретных исторических обстоятельствах, а не с ценностями как таковыми. «Основные британские ценности» можно отнести к частному случаю первой проблемы, сформулированной Флорианом Знанецким, а действия государства расценивать как попытку целенаправленного влияния на общество и определение правил поведения для его граждан.

 

История возникновения концепта «основные британские ценности»

Как было сказано выше, политики стремятся контролировать возникновение тех или иных социальных процессов, на формирование которых во многом влияют ценности, господствующие в обществе. В связи с этим власть предержащие не оставляют свободный творческий процесс создания ценностей населению, но пытаются заранее сформулировать и внедрить в общество «удобные» ориентиры. Чем острее ситуация в стране, особенно многонациональной, тем более жесткие и конкретные шаги вынуждены предпринимать власти. История формирования «основных британских ценностей», изложенная далее, – это пример того, как конкретные исторические события заставили политические силы с целью сохранения безопасности сделать ценности юридически оформленным понятием.

Вопрос, что значит быть британцем, уходит в далекое прошлое. Историки связывают возникновение проблемы самоидентификации британцев с заключением Акта об унии в 1707 г., когда Англия и Шотландия объединились в Великобританию (Colley, 1992: 8). Попытки дать определение «британскости» и британских ценностей наблюдаются на протяжении всей истории существования Соединенного Королевства Великобритании в зависимости от конкретной политической ситуации: особенный интерес к этому понятию можно наблюдать в XX в., когда распалась Британская империя, в связи с чем поменялся статус ее подданных, а соответственно и особенности их самосознания. Однако интересующее нас в этой статье словосочетание «основные британские ценности», превратившееся сегодня в специальный термин, используемый в юридических документах, появляется только в конце XX в.

В истории активного использования «основных британских ценностей» можно выделить три ключевых события, произошедших в 2005, 2011 и 2014 гг. Эти даты позволяют нам назвать четыре важных этапа становления «основных британских ценностей»: 1990-е – 2005 г., 2005−2011 гг. и 2011 – 2014, 2014 гг. – настоящее время.

На первом этапе, нижнюю границу которого трудно определить точно, так как изучаемому нами понятию в это время еще не уделялось достаточное внимание, «основные британские ценности» не имели жесткой формулировки. Это понятие первыми активно в своих выступлениях использовали лейбористы Тони Блэр и Гордон Браун, последовательно занимавшие позицию премьер-министра. В этот период политики акцентировали внимание на том, что идентичность не может определяться расовой или этнической принадлежностью. Как британские ценности Тони Блэр «определял честную игру, созидательность, толерантность и прогрессивный взгляд на мир»1, а Гордон Браун, находясь еще в должности канцлера казначейства, – чувство долга, честную игру, индивидуальную свободу, в том числе от монарха и государства, а также толерантность в отношении религиозных и политических взглядов. При этом будущий премьер-министр заметил, что «описанные ценности и качества можно найти во многих других культурах или странах. Однако если их совместить, то они представляют собой суть «британскости», которая проявлялась на протяжении всей ... истории и сформировала ее»2.

Интересующее нас понятие используется как лейбористами, так и консерваторами и звучит в выступлениях политиков, посвященных в основном вопросу деволюции – процессу возникновения местных органов власти в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии. На первом этапе «основные британские ценности» − это инструмент сохранения целостности территории Соединенного Королевства Великобритании, не имеющий четкого определения и не использующийся в официальных документах.

2005 г. стал переломным для политики формирования национальных ценностей. В июне этого года четверо подданных Великобритании, трое из которых родились и получили образование в Соединенном Королевстве Великобритании, произвели четыре взрыва в общественном транспорте Лондона в час пик. Этот теракт стал одним из самых крупных в западном мире после трагедии 11 сентября 2001 г. в США; Великобритания стала первой западной страной, теракты на территории которой произвели ее же граждане. Именно тогда премьер-министр Тони Блэр заявил, что с этого момента начинается битва не просто против терроризма, но битва идеологий, которую можно выиграть, только превознося британские ценности3. Вопрос о сбоях в процессе социализации, усвоении норм и ценностей, принятых в Великобритании подданными разного этнического и культурного происхождения, занял серьезное место в общественной дискуссии. Ответ на вопрос, что можно считать британскими ценностями, еще не сформулирован в этот период, но поиски новой единой формулировки, необходимой в контексте произошедших событий, уже начинаются.

Третий этап в истории формулирования «основных британских ценностей» связан с публикацией «Стратегии предотвращения терроризма»4, являющейся частью контртеррористической стратегии CONTEST5, направленной против радикализации населения Великобритании, то есть прекращения вербовки в террористические организации и предотвращения сочувствия террористам. Одним из главных инструментов борьбы с радикализацией названы «основные британские ценности». В данном документе еще не приведен конечный список таких ценностей, но к ним уже отнесены вера в права человека, демократия и главенство закона6.

Важный пункт этой стратегии связан с тем, что в целях борьбы с терроризмом все школы – как один из основных агентов социализации – будут инспектироваться сотрудниками Ofsted7 при малейшем подозрении на экстремизм. Этот пункт ведет нас к следующему документу, публикация которого в 2014 г. открывает четвертый этап в истории формирования официального определения «основных британских ценностей» и их внедрения в общество.

В 2014 г. Ofsted публикует «Справочник школьной инспекции» (OFSTED School Inspection handbook). В этом справочнике всех учителей школ обязывают активно пропагандировать «фундаментальные британские ценности», которые определяются как демократия, главенство закона, индивидуальная свобода и взаимоуважение и толерантность по отношению к различным религиям и убеждениям8. Справочник был выпущен в связи со скандалом с бирмингемскими школами − «троянскими конями», обвинявшимися в пропаганде экстремистской идеологии. В последней на сегодняшний день редакции 2016 г. изменений, касающихся ценностей, нет.

В июне того же года, накануне празднования 799-летия Великой хартии вольностей, премьер-министр Дэвид Кэмерон опубликовал на сайте правительства статью на английском, арабском языках и урду о необходимости не просто уважения, но и пропаганды британских ценностей9. Целями пропаганды этих ценностей Кэмерон назвал борьбу с терроризмом, экономический рост, общественное единение.

Однако наиболее активно до сегодняшнего дня ведется работа по достижению именно первой цели. В 2015 г. был выпущен «Антитеррористический акт о безопасности», по которому правительство получило право выпускать руководства об обязанностях ряда институтов предотвращать распространение террористических идей среди населения10. Уязвимыми для террористической пропаганды институтами были названы учебные заведения, больницы, тюрьмы и полиция11.

В этом акте используется формулировка «основных британских ценностей» 2014 г. Экстремизм же определяется как «артикулированная и активная оппозиция фундаментальным британским ценностям, включающим демократию, индивидуальную свободу, главенство закона, взаимоуважение и толерантность по отношению к другим вероисповеданиям и убеждениям»12.

Таким образом, мы видим, что «основные британские ценности» прошли путь от расплывчатого понятия, используемого политиками, представителями разных партий в выступлениях, посвященных сохранению единства Великобритании, до четко сформулированного понятия, используемого в праве, и применяемого преимущественно как инструмент борьбы с терроризмом и даже входящего в определение экстремизма.

 

Реакция СМИ («Гардиан» «Индепендент») на государственную политику пропаганды «основных британских ценностей»

В истории появления официальной формулировки основных британских ценностей мы выделили три важных события: взрывы в Лондоне в 2005 г., публикацию «Стратегии предотвращения терроризма» в 2011 г. и издание обязательных инструкций для учителей по пропаганде основных британских ценностей в 2014 г. Каждое из этих событий поднимало очередную волну обсуждения основных британских ценностей в публичном пространстве Великобритании.

Мы проанализировали контент наиболее читаемых онлайн-версий общенациональных качественных изданий «Гардиан» и «Индепендент». В выборку вошли все статьи, содержащие в себе словосочетание "British values" и опубликованные в указанные годы, в соответствии с выделенной нами периодизацией. Так, «Гардиан» в 2005 г. опубликовала 48 статей, в 2011 г. – 23, в 2014 г. – 64, в то время как «Индепендент» упомянула «британские ценности» в 2005 г. – только в трех статьях, в 2011 г. – в четырех, в 2014 г. – в 20. Следует также заметить, что в «Индепендент» само слово «ценность», как правило, использовалось в материалах, посвященных экономике.

Выбор такого временного периода вынуждает нас оставить отражение в СМИ четвертого этапа (2014−2017) становления основных британских ценностей за границами данной статьи. Однако тот факт, что именно на этом этапе произошли такие серьезные события, как референдум о независимости Шотландии (2014) и референдум о членстве Великобритании в составе ЕС (2016), позволяет утверждать, что рассмотрение публикаций, вышедших в этот период, достойно отдельной статьи. К сожалению, в выборку за 2014 г. попало мало материалов, посвященных Брекзиту и шотландскому движению за независимость, что не позволяет на данном этапе проводить отдельный анализ британских ценностей в данном контексте.

Темы. Основными темами, в контексте которых журналисты (а в случае с «Гардиан» и читатели, письма которых становились основой материала) использовали словосочетание «британские ценности», для «Индепендент» стали: в 2005 г. – террористические атаки и отношение к беженцам и мигрантам вообще (см.: Это моя страна, 200513), в 2011 г. – новости о «Стратегии предотвращения терроризма», в 2014 г. – система образования, а также заявление Дэвида Кэмерона, что Великобритания – христианская страна (см.: «Что следует знать политикам о том, что значит быть британцем», 201414).

Выбор тем в «Гардиан», затрагивающих проблему британских ценностей, гораздо более обширен. В 2005 г. «Гардиан» освещала террористические атаки в Лондоне, предвыборную кампанию (например, мнение национальных меньшинств как носителей «новых» ценностей о выборах15), Олимпийские игры, запланированные на 2012 г., сам термин «британскость», пост-колониальную политику (см.: критика французских школ за предвзятое освещение колониального периода)16 и «британскую мечту» (см.: выступление Майкла Говарда17). В 2011 г. главной темой стало использование основных британских ценностей как инструмента обороны. Темами, поднятыми в «Гардиан» в этом году, стали марши English Defense League18, празднование свадьбы принца Уильяма и герцогини Кэтрин19, Мюнхенская речь Дэвида Кэмерона, анонсирующая публикацию «Стратегии предотвращения терроризма», сокращение штата международной службы Би-би-си (BBC), главного инструмента трансляции британских ценностей за рубежом20, а также роль христианства в современной жизни британского общества21. В 2014 г. британские ценности были упомянуты в статьях, посвященных британской системе образования, скандалам школ − «троянских коней»22, включению истории прав геев в школьную программу, шотландскому референдуму [23] , миграции, участию Великобритании в операциях по спасению беженцев в Средиземном море, разнице между религиозными и юридическими законами, а также тестам для мигрантов на получение гражданства.

Лица.Более разнообразен и список персон, о которых в этой связи пишет «Гардиан». В него входят премьер-министры разных лет, представители разных партий, организаций и министерств: Гордон Браун, Дэвид Дэвис, Тони Блэр, Дэвид Кэмерон, Майкл Гоув, Майкл Уилшоу, Найджел Фарадж, участники English Defense League. Список же часто упоминаемых публичных лиц в «Индепендент» состоит исключительно из консерваторов, членов Парламента: Дэвида Дэвиса, Майкла Говарда, Терезы Мэй, Дэвида Кэмерона.

Медийная версия «британских ценностей». По мере того как менялась роль государства в формулировании основных британских ценностей, менялось и поведение СМИ по отношению к тому, можно, нужно и возможно ли формулировать национальные ценности, которые бы объединили гражданскую нацию британцев.

«Индепендент» в течение рассмотренных лет придерживалась одной политики, отрицательно относясь к самой идее формулирования «британских ценностей», особенно на государственном уровне. В 2005 и 2011 гг. «Индепендент» сначала критиковала саму попытку сформулировать ценности, видя в этом политику навязывания, а затем критиковала уже предложенный государством список ценностей, заявляя, что в «британских ценностях нет ничего британского». Стоит отметить, что в 2011 г., когда была опубликована «Стратегия предотвращения терроризма», газета нейтрально высказалась по поводу этого документа.

Тем не менее, несмотря на неприязнь к идее о сформулированных «британских ценностях», из материалов издания все же возможно извлечь ряд концептов, определяемых газетой как британские ценности. Среди них толерантность (2005), стремление помочь слабому (2011) и английский язык (2014).

Политика «Гардиан» значительно отличается от политики «Индепендент», хотя издание также в течение рассматриваемого периода придерживалось скорее отрицательного отношения к формулированию и использованию термина «британские ценности» государством, существенные отличия наблюдаются и в материалах разных лет в самой «Гардиан».

В 2005 г. наиболее обсуждаемый вопрос в материалах издания, попавших в выборку, – определение британскости, которое дает ключ к тому, что можно понимать как «основные британские ценности». Издание признает, что формулирование таких ценностей не только возможно, но важно и необходимо, однако политики в ходе предвыборных гонок активно используют этот концепт в своих целях, предавая при этом сами ценности, о которых они говорят. Так, «Гардиан» отрицательно относится к действиям государства в этом вопросе, но не к самой идее формулирования британских ценностей.

В связи с этим не удивительно, что журналисты «Гардиан» и сами активно пытаются найти ответ на вопрос, что такое «основные британские ценности». В 2005 г. в этот список вошли понятия разного порядка, среди которых: культура как совместное творение, способность к цивилизованному диалогу, система здравоохранения (NHS), разнообразие в обществе, толерантность, открытость, интернационализм, демократия, свобода, гражданский долг, публичное пространство, (будущая и необходимая) письменно закрепленная Конституция, история, (новый) язык гражданства, уважение к закону. Основные элементы британской идентичности сводились к «Великой хартии вольностей», Шекспиру и «Блицу» (Битва за Британию).

В 2011 г. отношение «Гардиан» к политике государства остается критическим. В Дэвиде Кэмероне, пришедшем к власти в коалиции с либерал-демократами, видят неоконсерватора и пишут об обвинениях в адрес премьер-министра, который якобы вдохновляет своей политикой движение националистов (English Defense League). Недовольны журналисты «Гардиан» и тем, что концепт «основные британские ценности», активно разрабатываемый консерваторами, находящимися у власти в этот период, противопоставляется лейбористской политике мультикультурализма. «Гардиан» приравнивает «основные британские ценности» как инструмент политики государственной безопасности к инструменту политики страха.

В то же время, в отличие от «Индепендент», «Гардиан» признает, что объединяющие ценности британцам нужны, и продолжает формулировать свои варианты, среди которых: равенство полов, демократия, интеграция, английский язык, повиновение закону, монархия, способность к компромиссу и дискуссии, взаимоуважение, порядочность, прозрачность и честность.

В 2014 г., когда на первый план выходит тема образования, «Гардиан» заканчивает разговор о «британских ценностях» как понятии без четкого определения, но пишет исключительно об «основных британских ценностях» как специальном термине, предложенном государством. Отношение к нему в материалах издания отрицательное, «основные британские ценности» называют не только бесполезными, но даже опасными. В большинстве материалов подчеркивается, что предложенные государством ценности нельзя назвать уникально британскими. А страх британцев перед исламизмом приравнивается к страху саудитов перед атеизмом. Истинными британскими ценностями авторы материалов называют саму британскую систему образования, способствующую интеграции мигрантов, которую с помощью «основных британских ценностей» пытаются изменить, и открытое правосудие.

 

Выводы

Основываясь на изученном материале, мы можем охарактеризовать способы реагирования общенациональных качественных изданий на попытки государства внедрить объединяющие концепты следующим образом: статичность-динамичность развития темы, согласие-несогласие с действиями государства, согласие-несогласие с возможностью и необходимостью формулирования объединяющих концептов, активная (дискуссия) / пассивная(игнорирование) позиция издания.

Таким образом, сравнивая по этим критериям политику «Индепендент» и политику «Гардиан» в отношении основных британских ценностей, мы видим существенные различия.

Позиция «Индепендент» статична – она не меняется в указанный период. Издание изначально занимает отрицательную позицию в вопросе того, нужно и возможно ли формулировать основные британские ценности вообще и на государственном уровне, в частности. Данное словосочетание представлено как концепт, используемый преимущественно консерваторами, – среди спикеров, выбирающих данное выражение. Спектр тем, затрагивающих основные британские ценности, узок, количество материалов невелико. На основе этих данных можно сделать вывод, что газета «Индепендент» выбрала путь игнорирования данной темы, вероятно, в связи со своим несогласием с политикой государства. Тем не менее, несмотря на слабое освещение проблемы развития британских ценностей, издание предлагает свои варианты британских ценностей, то есть претендует на роль если не создателя, то, по крайней мере, регулятора ценностей в обществе.

«Гардиан» на протяжении всего изучаемого периода придерживается более активной политики, критикуя действия власти, но в то же время утверждая, что формулирование национальных ценностей необходимо. Однако создателем этой формулировки не может быть государство, издание пытается примерить эту роль – создателя корпуса ценностей – на себя, предлагая свои варианты британских ценностей и в 2005, и в 2011, и в 2014 гг. Тем не менее наблюдается такая тенденция: чем значительнее становится роль государства в формулировании основных британских ценностей, тем меньше альтернативных вариантов этих ценностей предлагают авторы.

Проблема основных британских ценностей не сводится к политике правящих консерваторов в отношении исламистов, как это сделано в «Индепендент». Количество охваченных тем чрезвычайно широко. В материалах «Гардиан» продемонстрировано, что проблема ценностей гораздо шире – этим термином пользовались и лейбористы в период деволюции, и защитники единой Британии в период шотландского референдума, и сторонники выхода Соединенного Королевства из состава Европейского союза.

Серьезным отличием от статичной «Индепендент» является тот факт, что в выбранные годы политика «Гардиан» смещается от активных попыток предложить свою медийную версию корпуса ценностей и упреков в адрес политиков в предательстве этих ценностей к строгой критике юридической формулировки основных британских ценностей. Такое смещение происходит в связи с трансформацией самого понятия «основные британские ценности»: в 2005 г. в «Гардиан» оно не имеет четкого определения и является предметом обсуждения, к 2014 г. это словосочетание приобретает значение специального термина, присутствующего в юридических документах, существующее определение которого критикуется журналистами.

Несмотря на значительные различия в стратегиях исследованных изданий и чрезвычайно активную позицию государства в вопросе внедрения своей формулировки данного термина, британские журналисты все еще продолжают поиски ответа на вопрос, в чем заключаются истинно британские ценности.

 

 



Примечания

  1. Blair Defines "British Values". BBC, 2000, March 28. Режим доступа: http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk_politics/693591.stm
  2. Brown G. (2004) The golden thread that runs through our history. The Guardian, August 8. Режим доступа: https://www.theguardian.com/politics/2004/jul/08/britishidentity.economy
  3. Tony Blair Speech on Terror. BBC, 2005, August 16. Режим доступа: http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/4689363.stm
  4. Prevent Strategy. HM Government, 2011, June. Режим доступа: https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/97976/prevent-strategy-review.pdf
  5. CONTEST – название контртеррористической стратегии Великобритании, впервые разработанной в 2003 г. Последние на сегодняшний день обновления были внесены в этот документ в 2011 г. В стратегии выделяются четыре направления: предотвращение, преследование, защита, подготовка.
  6. Prevent Strategy. HM Government, 2011, June. Режим доступа: https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/97976/prevent-strategy-review.pdf
  7. Ofsted (The Office for Standards in Education, Children's Services and Skills) − государственный неминистерский департамент британского правительства, подотчетный парламенту через Министерства образования. Ofsted ответствен за инспекцию образовательных институтов, включая государственные и частные школы, подготовку учителей, детские сады, приюты и др.
  8. School Inspection handbook. Handbook for inspecting schools in England under section 5 of the Education Act 2005. Ofsted, 2016. P. 35. Режим доступа: https://www.gov.uk/government/publications/school-inspection-handbook-from-september-2015
  9. Cameron D. (2014) British Values. GOV.UK, June 15. Режим доступа: https://www.gov.uk/government/news/british-values-article-by-david-cameron
  10. Counter-Terrorism and Security Act 2015. P. 5. Ch. 1. Section 29. Режим доступа: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/2015/6/section/29/enacted
  11. Prevent Duty Guidance. HM Government. Режим доступа: http://www.legislation.gov.uk/ukdsi/2015/9780111133309/pdfs/ukdsiod_9780111133309_en.pdf
  12. Там же.
  13. This is my country. It welcomed us both. What do you say to that, Mr Howard? The Independent, 2005, January 30. Режим доступа: http://www.independent.co.uk/news/uk/this-britain/this-is-my-country-it-welcomed-us-both-what-do-you-say-to-that-mr-howard-488829.html
  14. Young P. (2014) What politicians should know about being British... The Independent, June 17. Режим доступа: http://www.independent.co.uk/voices/comment/what-politicians-should-know-about-being-british-9542615.html
  15. Racism is learned behaviour and we have to unlearn it. The Guardian, 2005, March 21. Режим доступа: https://www.theguardian.com/politics/2005/mar/21/election2005.uk1
  16. Henley J. (2005) French angry at law to teach glory of colonialism. The Guardian, April 15. Режим доступа: https://www.theguardian.com/world/2005/apr/15/highereducation.artsandhumanities
  17. Michael Howard's Speech. The Guardian, 2005, January 28. Режим доступа: https://www.theguardian.com/politics/2005/jan/28/conservatives.uk
  18. Лига английской обороны (English Defense League) – движение националистов, организовавшее в 2011 г. несколько маршей-погромов.
  19. Sandbrook D. (2011) Royal wedding: How Britain fell in love with the royal family all over again. The Guardian, April 30. Режим доступа: https://www.theguardian.com/commentisfree/2011/apr/30/royal-wedding-monarchy-british-people
  20. Sambrook R. (2011) BBC World Service must be reinvented after the pain of cuts. The Guardian, January 31. Режим доступа: https://www.theguardian.com/media/2011/jan/31/bbc-world-service-richard-sambrook
  21. Peinster C. (2017) Britain would be a colder place without Christianity. The Guardian, March 9. Режим доступа: https://www.theguardian.com/commentisfree/belief/2011/mar/09/britain-christianity-religion-society
  22. Wintour P. (2014) Michael Gove wants 'British values' on school curriculums. The Guardian, June 9. Режим доступа: https://www.theguardian.com/education/2014/jun/09/michael-gove-british-values-curriculum
  23. Bunting M. (2014) My British identity is in Scotland's hands now. The Guardian, July 21. Режим доступа: https://www.theguardian.com/commentisfree/2014/jul/21/british-identity-scotland-independence-english-scottish-no

 

 

Библиография

Баева Л.В. Ценностные основания индивидуального бытия: Опыт экзистенциальной аксиологии: Монография. М.: Прометей. МПГУ, 2003.

Кустова Л.С. Глобализация и национальная самобытность. Концепция Н.С. Трубецкого // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2005. No 5. С. 118–121.

Кустова Л.С. Теория и практика изучения национального характера. М.: Фак. журн. МГУ, 2015.

Уваров С.С. О некоторых общих началах, могущих служить руководством при управлении Министерством народного просвещения // Река времен. Книга истории и культуры. М., 1995. Кн. 1.

Фокс К. Наблюдая за англичанами: скрытые правила поведения. М.: РИПОЛ классик. 2008.

Чеснокова В. Флориан Знанецкий. Ценности и установки // Язык социологии. М.: ОГИ. 2010.

Штомпка П. Социология. Анализ современного общества / пер. с польск. С.М. Червонной. М.: Логос. 2005.

 

Blumer H. (1979) An appraisal of Thomas and Znaneiecki's The polish Peasant in Europe and America. New Jearsey: Transaction Books.

Colley L. (1992) Britons: Forging the Nation, 1701–1837. Yale University Press.

Gorer G. (1955) Exploring English Character. London: The Cresset Press.

Schwartz S.H. (1992) Universals in the content and structure of values: Theory and empirical tests in 20 countries. In: Zanna M. (ed.) Advances in experimental social psychology. New York: Academic Press, vol. 25, pp. 1−65.

Thomas W.I., Znaniecki F. (1918) The Polish Peasant in Europe and America: monograph of an immigrant group. Boston: The Gorham Press.