Languages

You are here

Типология поликодовых единств в аспекте медиалогики

Научные исследования: 

 

Ссылка для цитирования: Загидуллина М.В. Типология поликодовых единств в аспекте медиалогики // Медиаскоп. 2018. Вып. 3. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2464

 

 

© Загидуллина Марина Викторовна     
доктор филологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник кафедры журналистики и массовых коммуникаций факультета журналистики Челябинского государственного университета (г. Челябинск, Россия), mzagidullina@gmail.com

 

Аннотация

Эмпирический материал статьи – посты сайта Pikabu.ru, возглавляющего рейтинги Рунета в разделе «Развлечения». Возможность выбрать высказывания, получившие наиболее явную поддержку пользователей, делает сайт удобной площадкой медиалингвистических исследований. Анализ раздела «лучшее за все время» на предмет структуры поликодовых высказываний позволяет установить преференции пользователей и интерпретировать полученные данные как своеобразный «оптимум поликодовости», а также обнаружить варианты сопряжений вербальных и визуально-изобразительных элементов в рамках коммуникативных стратегий пользователей1.

Ключевые слова: медиалогика, поликодовый текст, поликодовое единство, текст-изображение, синтаксическая гибридизация, кумуляция, пользовательский контент, фольксономия.

 

Введение

Теоретические основания предлагаемого исследования восходят к двум концепциям – теории поликодовых единств, развиваемой в рамках типологии взаимодействия текста и изображения (Барт, 1989; Unsworth, 2006), и понятию медиалогики (Altheide, Snow, 1979; Lemke, 1998; van Dijck, Poell, 2013). Первая концепция активно развивается в отечественной науке как теория креолизованных текстов (Сорокин, Тарасов, 1990; Валгина, 2003; Ворошилова, 2007; Вашунина, 2009 и др. работы), вторая менее востребована в российских исследованиях, однако была в центре внимания, например, V международной экспертной преконференции «Сравнительные медиаисследования в современном мире» (Comparative Media Studies in Today's World) 12–13 апреля 2017 г. в Санкт-Петербурге2 (см. также: Сонин, 2005; Большакова, 2008; Казак, 2014 и др. работы). Под поликодовыми единствами в статье понимаются комбинации вербальных и невербальных коммуникационных знаков; под медиалогикой – «оккупационные» свойства массмедиа навязывать свою логику и правила различным общественным институтам и структурам социума, в прежние эпохи не имевшим к массмедиа прямого отношения (так, например, непременная необходимость сайта для каждой организации может быть рассмотрена в категориях медиалогики).

В статье предпринята попытка изучения материала одного из крупнейших развлекательных сайтов в Рунете (Pikabu.ru) на перекрестке теории поликодовых единств и медиалогики. При этом задача автора – поиск закономерностей действия двойного механизма: фольксономии, дающей ясную картину преференций пользователей («обратная связь» рецепции отправляемых сообщений), и формируемого под воздействием или при влиянии фольксономии структурно-семантического «портрета» современной массовой коммуникации, в свою очередь воздействующего на эти преференции.

 

Материал исследования

Сайт Pikabu.ru занимает одно из первых мест в Рунете в целом; он первый в разделе «Развлечения». Актуальная статистика приведена на рисунке 1.

 

Рисунок 1. Статистика Pikabu.ru. Режим доступа: http://counter.yadro.ru/logo;pikabu.ru?29.1 (дата обращения: 07.10.2017).

 

Сайт в основном посещают молодые неженатые мужчины, хотя женская часть аудитории год от года растет; возраст «пикабушников» тоже увеличивается (за счет «старения» ядра аудитории). Подробные обзоры социологии Pikabu.ru делаются самими пользователями3. В комментариях к «портрету пикабушника 2016 года» один из пользователей отметил: «…получается, что это парень 18–25 лет, студент, девушки у него нет, на пикабу сидит 2 года, находится в нормальном материальном положении, детей нет, ни к какой лиге не относится, и им легко манипулировать» (там же. Орфография и пунктуация автора ). Последнее утверждение строилось на включенном в опрос задании «Выбери 2» (более 67% ответивших сделали это – из пяти чисел выбрали именно «двойку»). Распределение по «лигам» на сайте ведется добровольно, можно примкнуть к одной из трех лиг («лига добра», «лига зла», «лига лени»; последняя наиболее многочисленна, однако общее большинство пользователей не примыкает ни к какому «тематическому единству»).

Сайт основан на технологии digg, предполагающей оценивание материалов, выкладываемых самими пользователями. Наиболее известный в мире аналог и образец такого типа – сайт Reddit.com (посещаемость – 1,2 млрд человек в месяц). На сайте Pikabu.ru пользователь при выкладывании материала размечает содержание с помощью тегов; за содержанием постов следят модераторы; сами пользователи могут ставить плюс или минус материалу, причем в общей статистике отражается только общая сумма, а не количество оценок (так, «+118» для комментария с описанием «среднестатистического пикабушника» может быть как общим количеством всех, кто поставил «плюс», так и, например, результатом «войны» оценок − «плюсов» и «минусов», скажем, 1118 поддерживающих и 1000 несогласных; в результате мы видим только «+118»). В зависимости от «веса» «плюсов» пост или комментарий перемещается выше; в случае заметной положительной оценки посты попадают в раздел «лучшее». Сайт оснащен статистическими инструментами по всему его контенту за все время существования. Для исследования был выбран именно этот раздел («Лучшее за все время»). Сайт существует с 4 апреля 2009 г.; в топе раздела «Лучшее за все время» оказались посты с 2012 по 2017 гг.

 

Методика исследования

Принцип фольксономии (пользовательской оценки; см., например: Wohn, Carr, Hayes, 2016) позволяет нам взять для рассмотрения только те посты, которые получили наибольшую поддержку за все время. Отобрано 10 «верхних» постов (все набрали более 20000 «плюсов»).

Каждая публикация анализируется в контексте общей теории медиалогики – тиражирования способов достижения наивысшего результата (большего числа «плюсов») с помощью самого факта попадания постов в «лучшее за все время» (и тем самым фиксирования успешных вариантов). Для установления типологии поликодовых единств разработана таблица, учитывающая метрические показатели каждого поста, попавшего в топ-10 «лучшего за все время». В таблице отражены следующие показатели: место в общем рейтинге (по числу «плюсов»), количество «плюсов», заглавие поста, объем текстовой части, характеристика изображений, общее число комментариев и срок давности публикации. Все данные приведены на 07.10.2017 (количество комментариев и «плюсов» меняется постоянно, несмотря на срок давности, поскольку показатели «выносят» эти посты в зону широкой видимости участников коммуникации).

 

Таблица 1. Топ-10 сайта Pikabu.ru (на 07.10.2017)

Место
(по рейтингу)

Рейтинг
(в «плюсах»)

Заголовок (сохранены особенности орфографии)

Текст (объем в словах)

Изображение

Число комментариев

Срок давности
(в днях)

10

20003

 

Как поднять настроение совсем незнакомым людям?

8

нет

241

1950

2

25955

Сегодня

73

нет

1218

1894

1

27420

В день программиста про логику pikabu

12 (текст)

21 (псевдотекст)

фото с текстом

2491

1851

8

20191

 

Всем привет!

27

фото

816

1801

4

23563

 

Правосудие по-техасски

нет

гифка

748

1180

5

23259

 

True story

122

нет

283

992

3

24252

 

Стыд…

155

нет

568

985

6

23049

То неловкое чувство, когда все говорят про какого-то котика...

14

нет

248

920

9

20116

 

Поддержим Евгена

378 (звучащий текст)

видеообращение (псевдоизображение)

609

916

7

21206

 

Как я свою камеру попользоваться на пару дней давал....

597 (текст)

1004 (псевдотекст)

фото

13 скриншотов

1 мем

2977

36

 

Таблица позволяет проследить закономерности взаимодействия текстовой и изобразительной части, а также выявить типы поликодовых единств.

 

Анализ полученных данных

Материал исследования требует введения дополнительных понятий, касающихся а) самого типа элементов, составляющих поликодовое единство; б) синтаксиса поликодовых единств (способов сопряжения разнокодовых элементов в единое целое).

Предлагаются следующие обозначения, помимо общепринятых «текст», «изображение»: псевдотекст, псевдоизображение. Под псевдотекстом понимается текст «для рассматривания», имеющий вес и значение в большей мере именно как текст изображенный, включающий паратекстовую часть оформления (например, записка ребенка маме производит должное впечатление на пользователей тогда, когда она предъявлена как изображение документа, самой записки в ее уникальной материальности, отражающей бумагу, на которой она написана, цвет чернил, детский почерк и т.п.; тот же текст, просто напечатанный как информация, теряет свою «ауру подлинности»). Под псевдоизображением мы понимаем видео со звуком, где звук представляет собой речь исполнителя (озвучивание текста). Формально это «движущееся и звучащее изображение», но в контексте поликодовости это псевдоизображение, дающее коммуникантам возможность ознакомиться с текстом как звучащим словом. Других случаев в подборке мы не встретили, однако можно предположить, например, что в коммуникации псевдоизображение может скрывать звуки музыки (иконка с запуском звуковой дорожки вместо ответа или реплики).

С синтаксической точки зрения мы видим три основных варианта поликодовых единств (если рассматривать только вербальные или только изобразительные посты как монокодовые, то в нашем примере остаются посты 1, 7, 8): вербальное подкрепляется изображением (асиндетон; в терминах Ансворта триада – комплементарность, дополненность, изображение – расширяет вербальную часть); вербальное является частью изображения (см. Bredehoft 2014), «видимый текст», текст для рассматривания (по Ансворту, сопространственность текста и изображения); вербальное переплетается с изображением, представляющим собой «псевдотекст» (по Ансворту, конъюнкция (см. рис. 2)).

 

Рисунок 2. Схема взаимоналожения текста и изображения (Unsworth, 2006: 67)

 

С точки зрения развития поликодовых единств как актуального способа существования текста, мы можем отметить тенденцию к кумуляции как основе нарратива: вербальные единицы, псевдотексты, изображения, псевдоизображения переплетаются, выстраивая, казалось бы, линейные композиции. Однако в этих композициях – на основе технологических возможностей платформ – очевидны синтагматические единства (например, длиннопост организован на основе самой технической системы его создания; заглавие предваряет вербальную или изобразительную часть и иногда оказывается началом текста – см., например, пост 6).

Говоря в целом о приоритетах пользователей сайта Pikabu.ru, следует отметить неравнодушие к монокодовым высказываниям (так, простая вербальная публикация имеет шансы оказаться в «лучшем», если отвечает ожиданиям пользователей). С этой точки зрения формальные признаки уступают содержательным: в «лучшем» оказываются посты-расследования и посты юмористического содержания – независимо (или практически независимо) от формальной организации, монокодовости / поликодовости и структурной организации поликодовости. В основе первых – тема справедливости. В основе вторых – в большей мере юмор «понижения» (самоирония и разоблачения). Таким образом, обнажается суть медиалогики: авторы интуитивно следуют за ожиданиями аудитории, стремясь получить поддержку и создать пост, который окажется в центре интереса публики Pikabu.ru. То, что самые рейтинговые посты тяготеют к вербальному компоненту, позволяет уловить неявные тенденции в коммуникации. Другими словами, сама система оценивания на сайте демонстрирует коммуникационные тренды в развитии поликодовых единств – и они связаны с актуализацией вербального компонента.

 

Кейс-стади

 Общий анализ материала дополним подробным разбором самого последнего по времени поста из 10 «лучших за все время». Этот пост набирает более 20 тысяч плюсов за очень короткий срок (36 дней на момент исследования; следующий за ним – пост почти трехлетней давности). Фольксономия становится индикатором интереса к очень объемному тексту, где изобразительная часть по сути тоже является именно текстовой и предназначена для чтения, а не рассматривания (это скриншоты диалогов в мессенджере) и содержит более 1600 слов, что эквивалентно почти четверти авторского листа или 6 страницам «стандартного» текстового набора. Сам этот факт (в совокупности с анализом материала по объему вербальной части) показывает, что место вербального текста как такового в массовой коммуникации не меняется (не редуцируется); словесная материя остается главным способом обмена информацией, несмотря на появление инструментов, обеспечивающих быстрый подбор и встраивание в реплики изображений разного типа; длинные повествования могут вызвать повышенный интерес аудитории, которая предпочитает короткие тексты и − в большей степени − изображения.

Поликодовое единство выбранного поста представляет собой нарратив, организованный по кумулятивному принципу (нанизывание частей, четкое чередование вербальных склеек и фотографий скриншотов; склейки играют роль ввода последующего изображения, которое, в свою очередь, представляет собой псевдотекст – диалог автора и его «врага»). Однако знакомство с текстом показывает, что нарратив выстроен по иному принципу. Начало текста уже предваряет развязку и снимает интригу (начало, по сути, является нарративным финалом поликодового единства): «Вы же понимаете, что если бы мне камеру отдали, то этого поста бы не было?». Если читатель уже «все знает», то почему он движется до конца повествования? На наш взгляд, интерес представляет именно нестандартная бесконечность этой истории. Автору удалось (в большей мере с помощью псевдотекста – выкладывания скриншотов переписки, готовых диалогов) представить пример сюжета, который может – при всей его явной жизненности и даже натурализме – претендовать на художественность именно за счет поликодового синтаксиса – «рамочной» композиции целого (предварения развязки в начале) и создания повествования об уже заранее объявленном исходе события в виде бесконечной череды «отговорок» коммуниканта, не желающего отдавать камеру, одолженную «на пару дней». Понятие «поликодовый синтаксис» здесь особенно уместно, поскольку перед нами способ склейки изобразительных и вербальных элементов, репрезентирующий тип «полимерной» конструкции. Авторские ремарки (собственно текст в прямом смысле слова) по объему в два раза меньше псевдотекста, но делят этот псевдотекст на тематические блоки, создающие прочную конструкцию сюжета. Кумуляция (см. подр.: Федоров, 2011), скорее всего без всякой авторской интенции, оборачивается градацией: эпизоды с каждым «вклеенным» фрагментом драматизируют ситуацию. Читателям этой истории (судя по большому числу комментариев, она занимает первое место среди всех постов) важна сама эта ситуация: многие ставят себя на место автора. Но она могла быть рассказана любыми иными способами. Автор выбрал путь очень длинного и детального повествования, создав в этой ленте скриншотов и слов, фотографий и мемов пространство собственной позиции. Из наблюдений за преференциями пользователей сайта можно заключить, что пользователи ожидают в большей мере жизненные впечатляющие истории, составленные по законам так называемой докудрамы. Возникает перекличка и с такими жанрами популярной культуры, как, например, сериал.

 

Выводы

Современная коммуникация основана на растущих технических возможностях коммуникационных платформ, предполагающих фасилитацию создания поликодовых единств. Однако анализ преференций аудитории показывает сохранение значимости вербальных форм коммуникации. В этом проявляется действие принципа медиалогики: авторы «подстраиваются» под интерес аудитории, создавая свои посты в русле этих преференций. Наррация – в том числе включающая комбинацию разнокодовых элементов (например, псевдотекстов, изображений и текстов, как в приведенном примере) – подчиняется законам эквивалентного повествования, когда содержание «ленты» склеенных фрагментов выступает в качестве детализации уже выдвинутого тезиса (утверждения), обретая в этой детализации самоценность. Количественное соотношение вербального и изобразительного материала показывает, что сложные изобразительные формы (например, анимация – гифки, отличающиеся трудоемкостью и необходимостью владения особыми навыками) вызывают высокий интерес пользователей наравне с простыми изображениями с минимумом текста и даже полностью словесными высказываниями. Общая динамика словесного объема, судя по данным «лучшего за все время», в целом растет (от нескольких десятков слов 5 лет назад до тысяч слов в последнем посте).

К ограничениям данного исследования можно отнести несомненную частность отдельно взятого сайта (это ограничение несколько компенсируется массовостью его аудитории, составляющей многомиллионную публику), а также особые характеристики «среднестатистического пикабушника» (о чем шла речь в начале статьи). Следовательно, явления, обнаруженные в одном обширном сегменте Рунета, должны быть изучены на материале иных сообществ.

Тем не менее можно предподожить, что в каждом сегменте будет работать принцип медиалогики – «давления» самого факта публичности коммуникации на выбор средств и способов выражения своих мыслей и эмоций. Это говорит о необходимости изучать закономерности массового текстотворчества и структуры поликодовых единств – в том числе и в аспекте стихийного сопротивления визуальному повороту.

 



Примечания

  1. Исследование выполнено за счет гранта РНФ 16-18-02032.
  2. V международной экспертной преконференции «Сравнительные медиаисследования в современном мире» (Comparative Media Studies in Today's World) 12–13 апреля 2017 г. в Санкт-Петербурге. Режим доступа: http://jf.spbu.ru/comparative_media_studies
  3. Например: https://pikabu.ru/story/opros_portret_srednestatisticheskogo_pikabushnika_2016g_rezultatyi_3907102(дата обращения: 07.10.2017).

 

Библиография

Барт Р. Риторика образа // Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс, 1989. С. 312–317.

Большакова Л.С. О содержании понятия «поликодовый текст» // Вестн. Самарск. ун-та. История, педагогика, филология. 2008. № 4 (63). С. 19–24.

Валгина Н.С. Теория текста: учеб. пособие. М.: Логос, 2003.

Вашунина И.В. Взаимовлияние вербальной и невербальной (иконической) составляющей при восприятии креолизованного текста: автореф. дис. ... д-ра филол. наук. М., 2009.

Ворошилова М.Б. Креолизованный текст в политическом дискурсе // Политическая лингвистика. 2007. № 3. С. 73–78.

Казак М.Ю. Современные медиатексты: проблемы идентификации, делимитации, типологии // Медиалингвистика. 2014. № 1 (4). С. 65–76.

Сонин А.Г. Экспериментальное исследование поликодовых текстов: основные направления // Вопросы языкознания. 2005. № 6. С. 115–123.

Сорокин Ю.А., Тарасов Е.Ф. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция // Оптимизация речевого воздействия. М.: Наука, 1990. С. 178–187.

Федоров В.В. Кумулятивный принцип сюжетостроения в неклассической поэтике: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Тверь, 2011.

 

Altheide D.L., Snow R.P.(1979) Media Logic. Beverly Hills, Cal.: SAGE.

Bredehoft T.A. (2014) The Visible Text: Textual Production and Reproduction from Beowulf to Maus. Oxford: Oxford University Press.

Lemke J. (1998) Metamedia literacy: Transforming meanings and media. In: Reinking D., McKenna M., Labbo L., Kieffer R. (eds.) Handbook of literacy and technology: Transformations in a post-typographic world. New Jersey: Erlbaum, pp. 283–302.

Unsworth L. (2006) Towards a metalanguage for multiliteracies education: Describing the meaningmaking resources of language-image interaction. English Teaching: Practice and Critique 5 (1): 55–76.

Van Dijck J., Poell T. (2013) Understanding Social Media Logic. Media and Communication 1 (1): 2–14.

Wohn D.Y., Carr C.T., Hayes R.A. (2016) How Affective Is a "Like"?: The Effect of Paralinguistic Digital Affordances on Perceived Social Support. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking 19 (9): 562–566.